(499) 148-10-40, (499) 740-60-14
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредители:
ФКУ "НЦ БДД МВД России", ООО «ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮНИТИ-ДАНА»
Адрес редакции: ул. Поклонная, 17, Москва, 121170
Статей на сайте: 488
Главная
О журнале
О нас
Учредители
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
2021
2021: 1, 2, 3, 4
2020: 1, 2
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 1, 2021
РОЛЬ УЕЗДНЫХ ОТДЕЛЕНИЙ ОБЩЕСТВА ПОПЕЧИТЕЛЬНОГО О ТЮРЬМАХ В ОБЕСПЕЧЕНИИ АРЕСТАНТОВ ПИЩЕВЫМ ДОВОЛЬСТВИЕМ
Автор/авторы:
Николай Сергеевич Дубаенко,
инспектор отделения организационно-аналитической работы отдала организационно-аналитической работы и пропаганды безопасности дорожного движения Управления ГИБДД УМВД России
по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре
Контакты: ул. Пермская, д. 9, кв. 70, г. Нижневартовск, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, Россия 628617
Е-mail: ndubaenko@mail.ru
УДК: 343.2
Аннотация: Изучение исторического опыта организации деятельности отечественной пенитенциарной системы в целом и опыта деятельности Общества попечительного о тюрьмах в частности имеет не только познавательное значение, но и позволяет вычленить и адаптировать положительный опыт использования потенциала общественно-благотворительных структур в реализации современной уголовно-исполнительной политики. В статье осознанно был сделан акцент на анализ деятельности именно уездных отделений Общества попечительного о тюрьмах как основного и самого многочисленного звена общественно-филантропического пенитенциарного движения в Российской империи. Опираясь на материалы фондов Государственного исторического архива Чувашской Республики, Национального архива Республики Татарстан и нормативные источники, автор предпринял попытку проанализировать деятельность уездных отделений Общества попечительного о тюрьмах по обеспечению пищевым довольствием арестантов уездных тюремных замков.
Ключевые слова: арестанты, Российская империя, Общество попечительное о тюрьмах, губернские и уездные отделения, пенитенциарная система, пищевое довольствие, тюремный замок, пищевой табель, продуктовые пожертвования, тюремный огород
Дата публикации: 15.01.2021
Дата публикации на сайте: 16.01.2021
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Дубаенко Н.С. Роль уездных отделений общества попечительного о тюрьмах в обеспечении арестантов пищевым довольствием. // Современная наука. 2021;(1):7–12.DOI 10.53039/2079-4401.2021.3.1.001
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

В начале ХIХ века под влиянием победы в войне 1812 года и либеральных взглядов молодого императора Александра I в стране сложилась благоприятная общественно-политическая обстановка для реформирования политического строя Российской империи. Это стало толчком для организационного оформления общественной организации, ориентированной на решение пенитенциарных проблем. Инициатором учреждения такой организации стал работавший в России английский предприниматель Вальтер Венинг. Его инициатива нашла поддержку среди петербургской знати и Александра I, который 11 октября 1819 года подписал Правила об Обществе попечительном о тюрьмах (далее –Общество).

Правила на законодательном уровне предусматривали покровительство императора Обществу попечительному о тюрьмах и определяли его целью «нравственное исправление содержащихся под стражею преступников, а также улучшение состояния заключенных за долги и по другим делам людей» [1]. Предусматривалось, что Обществу были подведомственны все места лишения свободы за исключением крепостей, где содержались лица, совершившие государственные преступления.

Статья 2 Правил закрепляла в качестве средств исправительного воздействия на арестантов: «1) ближайший и постоянный надзор над заключенными; 2) размещение их по роду преступлений или обвинений; 3) наставление их в правилах христианского благочестия и доброй нравственности, на оном основанной; 4) занятие их приличными упражнениями и 5) заключение провинившихся или буйствующих из них в уединенное место» [1].

Вскоре созданный Санкт-Петербургский комитет Общества попечительного о тюрьмах катализировал модернизацию пенитенциарной политики, основанной первоначально на широком привлечении элиты, а в последующем – всего населения, и в обязательном порядке губернского и уездного чиновничества в процесс исполнения наказания в виде лишения свободы.

Следующим шагом Санкт-Петербургского комитета Общества попечительного о тюрьмах стала инициация создания аналогичных комитетов в губернских и уездных городах империи. В течение нескольких лет вновь созданные структуры Общества попечительного о тюрьмах организовали активное религиозное воздействие на арестантов, предприняли меры существенно улучшить продовольственное и медицинское обеспечение арестантов, внутреннее обустройство тюремных учреждений. Существенные успехи были достигнуты в организации трудоиспользования осужденных и обучения их грамоте.

Параллельно с гуманизацией условий отбывания наказания в виде лишения свободы комитеты Общества попечительного о тюрьмах реализовали комплекс мер, направленных на соблюдение арестантами режима отбывания наказания и их дифференцированного содержания в зависимости от тяжести совершенного преступления, пола, возраста и т.д. Их стараниями была введена единая форма арестантской одежды, а также обязательное обучение арестантов грамоте и ремеслу, снабжение их печатной продукцией и письменными принадлежностями.

Н.И. Петренко отмечает, что покровительство императора, влиятельный и высокообразованный состав комитетов, существенные финансовые возможности обеспечили весьма эффективную деятельность новой организации и способствовали тому, что постепенно в руках Общества было сконцентрировано ведение практически всего тюремного хозяйства. Уже в 1820 году в его распоряжение передаются собираемые для арестантов кружечные деньги. В 1825 году комитеты начинают распоряжаться суммами, отчисляемыми из городских и земских сборов на отопление и освещение тюрем. В последующем в распоряжение Общества передается государственное финансирование на снабжение арестантов одеждой, продовольствием и на оказание им медицинской помощи. С 1827 года Общество начинает осуществлять снабжение арестантов продовольствием в столице, а в 1844 году и вовсе последовало распоряжение Правительствующего Сената о полной передаче содержания заключенных из ведения полиции в ведение комитетов Общества по всей территории Российской империи» [14].

За почти вековую историю Общество попечительное о тюрьмах сыграло гигантскую роль в деятельности отечественной пенитенциарной системы. По данным Никитина В.Н., за время своего существования Общество собрало и направило на нужды тюремной системы более 88 млн руб., что по тем временам составляло огромную сумму [16].

Одной из основных и первоочередных задач, которые стояли перед Обществом и его структурными элементами, было обеспечение пищевым довольствием арестантов. И здесь даже в большей степени, чем в финансовой сфере огромную роль играли благотворительные пожертвования продовольствия населением в пользу арестантов. Необходимо отметить, что особенно в уездных отделениях весьма тщательно относились к вопросам документального учета продовольственного снабжения арестантов. На каждый год заводилась Книга на записку подаяния съестных припасов, где по соответствующему году и ежемесячно записывалось количество пожертвованного населением продовольствия в натуральном выражении. Также велась Книга о приходе и расходе кормовых денег, получаемых на арестантов, где учитывались выделяемые уездным отделением через уездное казначейство денежные средства на пищевое довольствие арестантов [3].

С 1861 года в уездных отделениях ежегодно ведется новая Книга о приходах и расходах сумм, отпускаемых из городских доходов на содержание тюремного замка. С этого момента деньги на содержание тюремного замка и жалование надзирателя начинают выделяться городской думой, как правило, на полугодие. Данная книга выдавалась уездному отделению губернской казначейской палатой, пронумерованной, прошнурованной и скрепленной сургучной печатью за подписью губернского казначея и секретаря казначейства. Книга также периодически проверялась комиссией, о чем делалась соответствующая запись.

Помимо перечисленных велась Книга о расходе всех вообще съестных припасов на арестантов. Начиная с 1863 года велась также Книга уездного тюремного отделения на записку прихода и расхода сумм, отпускаемых на продовольствие содержащихся в тюремном замке и пересыльных арестантов [4].

Следует отметить, что постоянные усилия членов уездных отделений Общества попечительного по организации добровольных пожертвований продуктов для арестантов давали весьма положительные результаты и в последующие годы продуктовые пожертвования в пользу арестантов были весьма ощутимы [5]. Продовольственные пожертвования были дополнением к табельному пищевому довольствию, которым снабжало арестантов государство. С учетом того, что продовольственный паек арестанта по калорийности и ассортименту был приближен к пищевому довольствию военнослужащих, можно констатировать, что в то время в большинстве тюремных учреждений благодаря деятельности структур Общества проблем с обеспечением арестантов продовольствием не было.

Как правило, пять раз в неделю, кроме среды и пятницы, арестантам готовилась скоромная пища, чаще всего щи и супы и также на приварок выдавалось 1⁄4 фунта говядины на человека либо по 1⁄2 фунта голов. На ужин готовилась каша с маслом из полбяной или пшеничной крупы по 25 золотников на человека. В постные дни варился горох, щи и суп с конопляным маслом. В праздники во время постов дополнительно выдавалось по 1⁄4-1⁄2 фунта рыбы. На приварок выдавалось по два золотника на человека и по четыре золотника постного масла для каши. Хлеб, как правило, выпекался в тюремной пекарне и выдавался по два фунта в день на человека, при выводе на внешние работы дополнительно выдавалось по 1⁄2 фунта [6].

Практически повсеместно уездные отделения организовывали сооружение в местных тюремных замках специальных ларей для приема продуктовых пожертвований, из которых продукты под контролем администрации изымались и выдавались арестантам.

Губернские и уездные комитеты активно практиковали улучшение рациона питания арестантов в связи с торжественными датами и праздниками. Так, 5 мая 1896 года директор Цивильского уездного отделения информировал губернского тюремного инспектора, что уездное отделение «по получении извещения о совершении Священного Коронования Их Императорского Величества отслужить в тюрьме молебствие и в три дня улучшить пищу арестантов, а именно прибавить для горячего порции мяса и за обедом подаст арестантам еще другое блюдо хозяйственного Директора Курбатова, кроме того, вечером в эти же дни изготовят еще ужин и все три дня отпустят чай и сахар» [6].

Существенным подспорьем в пищевом довольствии арестантов уездных тюремных замков был тюремный огород. Необходимо отметить, что уездные отделения постоянно предпринимали меры по расширению и совершенствованию огородного хозяйства. Губернский тюремный инспектор, характеризуя состояние дел в Цивильском тюремном замке, отмечал в своем отчете, что хозяйственные дела ведутся хорошо и к имеющемуся тюремному огороду, обрабатываемому трудом арестантов, который доставляет в достаточном количестве разные овощи, городом уделен еще для этой цели новый участок, … тюремный колодец, находящийся за оградой тюрьмы, при достаточном количестве воды может служить и для полива огорода [6].

Примером ответственного подхода к развитию подсобного тюремного хозяйства являлось Ядринское уездное отделение, которое организовало при тюрьме не только огород, но и сад. Вот как описывал подсобное хозяйство Ядринской тюрьмы губернский тюремный инспектор А.Н. Рябчиков: «Тюрьма расположена на участке квадратной формы, ограниченном четырьмя улицами. Само здание находится в середине участка ... западная часть, где находится квартира начальника тюрьмы, имеет перед собой очень хороший сад, а южная и восточная стороны заняты огородом. Весь земельный участок обнесен деревянным забором». Далее инспектор отмечал, что тюремный огород является весьма серьезным подспорьем в деле тюремного хозяйства, давая рублей на 300 капусты и картофеля [7].

Наиболее пристальное внимание уездные отделения постоянно уделяли вещевому снабжению арестантов, выделяя необходимые финансовые ресурсы и производя закупку, изготовление, а также ремонт арестантской одежды и обуви. Как отмечалось в отчете уездного отделения за 1875 год, редкие из арестантов имели собственную свою одежду и белье, а большей частью в собственность бродягам выдавалась таковая из числа заготовленных на счет казны [4].

Для учета прихода арестантов и их убытия, а также списания продуктов питания и части одежды в тюремных замках велась специальная Книга доносочных и новых вещей пересыльных арестантов, которая ежемесячно проверялась одним из директоров уездных отделений [10]. Губернские правления по результатам проверок запасов одежды для всех категорий арестантов уездных тюрем периодически издавали распоряжения о перераспределении между ними излишков. При этапировании арестантов к месту дальнейшего отбывания наказания либо в пересыльную тюрьму казенная одежда и обувь подлежали возврату в тюремный замок. О ее возврате начальник нового места заключения письменно информировал смотрителя.

Одним из важных направлений деятельности уездных отделений было обустройство территории, зданий и сооружений тюремного замка. О перечне работ, проводимых уездным отделением по тюремному строительству и обустройству учреждения, весьма убедительно свидетельствует обращение директора отделения в губернское правление с согласованием объема работ в 1882 году: «обустроить помещение для смотрителя и баню; перенести на другое место погреб, который находится довольно в далеком расстоянии от замка; обустроить помещение для нижних воинских чинов; во всем замке сделать новые оконные рамы; устроить камеру для женского пола с отдельным выходом от мужчин; построить амбар для складки хлеба, деревянной посуды и других принадлежностей» [9].

Уездные отделения Общества ежегодно направляли в губернский комитет отчеты о своей деятельности. Отчет представлял собой перечень развернутых сведений по установленной схеме. Примером может служить Отчет Чебоксарского уездного тюремного отделения за 1872 год:

«1. Состояние мест заключения.

2. О порядке размещения арестантов и о снабжении их одеждою, бельем, обувью и постелями.

3. Об устройстве хозяйственной части, хранении денежных сумм и расходе оных.

4. О духовном назидании и нравственном исправлении арестантов.

5. О содержании больных арестантов.

6. О занятии арестантов работами.

7. О содержащихся за казенные долги.

8. О малолетних детях при родителях арестантах.

9. О малолетних арестантах.

10. О пожертвованиях.

11. Вообще о действиях по улучшению положения тюремных арестантов.

12. Особые действия по разбору нищих.

13. О богадельне в городе Чебоксарах» [8].

Приложением к отчету являлась ведомость прихода и расхода сумм по Чебоксарскому тюремному отделению за 1872 год. В начале ведомости указывался остаток денег на 1 января в целом, в том числе казенных сумм и сумм в билетах государственного казначейства. Далее расписывались источники поступления денег, включая государственное и муниципальное финансирование, а также частные пожертвования с градацией на ежегодные взносы от директоров, кружечные сборы, пожертвования частных лиц и проценты с билетов государственного казначейства. В отчете также детально расписывались статьи расходов и указывался остаток средств на конец года. Завершал отчет уездного отделения Список Высочайше утвержденных Директоров Чебоксарского уездного отделения Общества попечительного о тюрьмах [2].

Таким образом, анализируя деятельность уездных отделений Общества попечительного о тюрьмах по материально-техническому обеспечению и медицинскому обслуживанию арестантов можно положительно оценить роль и место Общества попечительного о тюрьмах, благодаря которому содержание арестантов, продовольственное, вещевое и медицинское обеспечение существенно улучшилось.

Однако к концу века, когда Общество окончательно было отстранено от решения основных вопросов обеспечения жизнедеятельности тюремных учреждений, ситуация с пищевым довольствием арестантов серьезно осложнилась, особенно когда во главе тюрьмы стоял недобросовестный начальник.

После фактического устранения структур Общества попечительного от реального влияния на пенитенциарную систему ситуация с продовольствием для арестантов продолжала изменяться в худшую сторону, что потребовало вмешательства губернских администраций. Так, тюремное отделение Казанского губернского правления циркуляром № 5210 от 14 октября 1895 г. обратило внимание начальников уездных тюрем на то, что в отдельных тюрьмах арестанты в сопровождении тюремных надзирателей ходят на базары для покупки продуктов питания. Справедливо полагая, что подобная практика способна привести к проникновению запрещенных предметов в тюремный замок и другим нежелательным последствиям и нарушала действовавшее тогда законодательство, тюремное отделение потребовало ее прекратить [12].

Так как на основании циркуляров Главного тюремного управления № 58 от 17 марта 1882 г. и № 183 от 20 августа 1882 г. арестанты должны питаться из общего котла, и выдача им кормовых денег на руки для приобретения продуктов питания на рынках или в торговых точках лично или через специально уполномоченных арестантов не предусмотрена, тюремное отделение губернского правления потребовало от начальников уездных тюрем «точного исполнения означенных циркуляров и дать знать о сем Г. Губернатору для наблюдения за исполнением сего» [13].

Губернские тюремные отделения постоянно контролировали порядок приема и распределения пищевых пожертвований для арестантов. 14 марта 1896 года Казанское губернское тюремное отделение направило начальникам уездных тюрем, уездным отделениям и уездным исправникам циркуляр № 1372, где в частности говорилось, что «в одной из тюрем Казанской губернии принимаемое в пользу арестантов подаяние не все записывается в установленную для этого книгу и не вполне правильно распределяется между арестантами». Далее в преддверии Святой Пасхи, когда пожертвования наиболее многочисленны, требовалось устранить отмеченные недостатки [12].

К началу ХХ века ситуация с продовольствием для арестантов еще больше ухудшилась. Тюремный инспектор А.Н. Рябчиков, посетив с проверкой Чебоксарский уездный тюремный замок, в отчете отмечал, что с 1 по 4 июня 1901 г на продовольствие срочных арестантов израсходовано 208 руб. 65 коп., что составило 5 коп в день на человека, а по нормам положено не менее 6 коп. Недостающие средства восполняло уездное отделение Общества. Далее он констатировал, что недостаток средств на питание арестантам ощущается во всех тюремных замках, что было связано со значительным подорожанием жизни в губернии, и предупреждал, что «постоянное расходование экономических запасов без пополнения приведет к их истощению, и тогда наступит момент до некоторой степени голодания». В связи с ростом цен резко снизился и объем продовольственных пожертвований арестантам от населения [11].

Пенитенциарная политика и практика Российской империи в ХIХ веке претерпела значительные трансформации, связанные прежде всего с учреждением Общества попечительного о тюрьмах и тюремной реформой 1879 года. Ко второй половине ХIХ века отечественная пенитенциарная система была одной из передовых в Европе, и опыт ее деятельности весьма активно пропагандировался на Международных тюремных конгрессах. Об эффективности тогдашней пенитенциарной практики свидетельствовали небольшое количество контингента в местах лишения свободы и довольно низкий процент рецидива среди лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы. Так, по состоянию на 1 февраля 1917 года в более чем 850 тюремных учреждениях империи содержались все 155 тыс. арестантов, и это было пиковое количество контингента за всю историю пенитенциарной системы России [15].

Уездные отделения и комитеты Общества попечительного о тюрьмах на протяжении ХIХ века являлись ключевым звеном пенитенциарной практики, а также основным и самым многочисленным субъектом общественно-филантропического пенитенциарного движения в Российской империи.

Литература
1. Полное собрание законов Российской Империи. Собр. первое. 1649-1825 гг. Под редакцией М.М. Сперанского. Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. СПб. 1830. том ХХХYI. № 27895
2. Государственный исторический архив Чувашской Республики (ГИА ЧР) Ф. 366. Оп . 1. Д. 2. Л. 16-17.
3. ГИА ЧР. Ф. 366. Оп. 1. Д. 38. Л. 30.
4. ГИА ЧР. Ф. 366. Оп. 1. Д. 38. Л. 31.
5. ГИА ЧР. Ф. 366. Оп. 1. Д. 85. Л. 33.
6. ГИА ЧР. Ф. 366. Оп. 1. Д. 107. Л. 35-36.
7. ГИА ЧР. Ф. 366. Оп. 1. Д. 122. Л. 63.
8. ГИА ЧР. Ф. 366. Оп. 1. Д. 133. Л. 78.
9. Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ). Ф. 2. Оп. 12. Т. 2. Д. 1625. Л. 16-19
10. НА РТ. Ф. 2. Оп. 12. Т. 2. Д. 43 Л. 59об.
11. НА РТ. Ф. 2. Оп. 12. Т. 2. Д. 104. Л. 69-72.
12. НА РТ. Ф. 2. Оп. 12. Д. 43. Л. 141
13. НА РТ. Ф. 2. Оп. 12. Т. 2. Д. 1499. Л. 68.
14. Петренко Н.И. Становление и развитие управления уголовно-исполнительной системой России. Чебоксары, «ИПК «Чувашия», 2002. С.63.
15. Памятники российского права . В 35 т. Т.21. Памятники права Временного правительства: учебно-методическое пособие. Под ред. А.А. Демичева и Р.Л. Хачатурова. М.: Юрлитинформ, 2016. С. 248.
16. Никитин В.Н. Тюрьма и ссылка. Историческое, законодательное, административное и бытовое положение заключенных, пересыльных, их детей и освобожденных из-под стражи со времени возникновения русской тюрьмы до наших дней (1560-1880 гг.). СПб . 1880 .С.672.
Просмотров: 29 Комментариев: 0
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредители: ФКУ "НЦ БДД МВД России", ООО «ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮНИТИ-ДАНА»
Адрес редакции: ул. Поклонная, 17, Москва, 121170
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.; журнал перерегистрирован: свидетельтство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-80394 от 17.02.2021 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2021