(499) 148-10-40, (499) 740-60-14
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредители:
ФКУ "НЦ БДД МВД России", ООО «ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮНИТИ-ДАНА»
Адрес редакции: ул. Поклонная, 17, Москва, 121170
Статей на сайте: 488
Главная
О журнале
О нас
Учредители
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
2020
2021: 1, 2, 3, 4
2020: 1, 2
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 2, 2020
ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ КОНФЕССИЙ В РОССИИ В СВЕТЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ ОТ 1 ИЮЛЯ 2020 ГОДА
Автор/авторы:
Виталий Витальевич Власов,
кандидат политических наук,
доцент кафедры социально-философских дисциплин ФГКОУ ВО
«Орловский юридический институт МВД России имени В.В. Лукьянова»
Контакты: ул. Игнатова, д. 2, Орел, 302027
E-mail: vitaliyy_vlasov@ro.ru.
УДК: 342.4
Аннотация: В статье предлагается классификация государственно-конфессиональных отношений исходя из политико-правового положения религиозных конфессий. На основе анализа Конституции Российской Федерации автор обосновывает свою позицию, что изменения, внесенные в указанный нормативный правовой акт от 1 июля 2020 года, не отменяют светского характера государства, несмотря на признание особого положения некоторых религиозных конфессий в Федеральном законе от 26 сентября 1997 г. №125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях».
Ключевые слова: религия, светское государство, цезаропапизм, теократия, Конституция, роль религии в российском обществе, привилегированная конфессия, взаимодействие российского государства с религиозными конфессиями
Дата публикации: 07.12.2020
Дата публикации на сайте: 07.12.2020
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью:
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

1 июля 2020 года в Конституцию Российской Федерации внесен ряд поправок, в том числе ее содержание дополнено статьей 67¹. В части второй указанной статьи закреплено: «Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога признает исторически сложившееся государственное единство» [1]. Факт упоминания Бога в Конституции и формулировка статьи вызвали неоднозначную реакцию в российском обществе – от поддержки указанной поправки до утверждений о клерикализации страны и нарушении права на свободу совести и светского характера государства. Указанное обстоятельство актуализирует необходимость исследования сложившейся в нашей стране модели государственно-конфессиональных отношений исходя из политико-правового положения религиозных конфессий.

В настоящее время в научной литературе имеются различные классификации моделей государственно-конфессиональных отношений. По нашему мнению, можно выделить следующие их разновидности: симфония властей; теократия; цезаропапизм; государственный атеизм; светское государство, признающее особый статус традиционной (исторической) религиозной конфессии; светское государство, равноудаленное от всех религиозных конфессий. Из всех указанных выше моделей право на свободу совести гарантируется лишь в двух последних. В остальных случаях имеет место дискриминация представителей определенных конфессий или неверующих.

Итак, рассмотрим обозначенные модели государственно-конфессиональных отношений.

Симфония властей – религиозный идеал Византийской империи. Для данной модели характерно доминирование одной религиозной доктрины. При этом светская и религиозные ветви власти разделены, оказывая взаимное влияние друг на друга, имея преимущество в своих сферах – религиозная в церковной, а светская в государственном управлении. При данном формате государственно-конфессиональных отношений происходит дискриминация атеистов и представителей негосударственных конфессий. Указанная модель является неустойчивой и недолговечной с тенденцией перехода к цезаропапизму или теократии.

Теократия характеризуется государственным управлением на основе норм религиозного права. Религиозная идеология здесь буквально пронизывает всю иерархию управленческих и неформальных межличностных отношений, заполняя все поры бытия. Она монополизирует суд, образование, проникает в общественно-политическую и частную жизнь [3, с. 93]. В теократическом государстве любое правоотношение, если оно напрямую не урегулировано в священных писаниях, разрешается на основе аналогии закона или права. Теократический режим дискриминирует неверующих и представителей негосударственных религиозных конфессий.

Цезаропапизм отличает полное подчинение религиозных конфессий государству. Имеется одна привилегированная религиозная конфессия, которая становится частью государственного аппарата управления. Положение данной конфессии противоречиво. С одной стороны, она подавляется светской властью, и в этом отношении ее права могут дискриминироваться в ущерб интересам государства, с другой – наделяется привилегированным статусом по отношению к другим (негосударственным) религиозным конфессиям, которые подавляются. Для указанной модели характерно нарушение прав неверующих, представителей негосударственных религиозных конфессий, а зачастую и государственной конфессии.

Государственный атеизм выделяет неприятие любых религиозных проявлений. Государство подавляет религиозные конфессии, устраняя их из всех сфер жизни общества, и в то же время активно вмешивается в жизнь религиозных общин. Указанная модель государственно-конфессиональных отношений характерна, прежде всего, для государств с тоталитарным политическим режимом, в которых грубо нарушается право на свободу совести.

Светское государство, признающее особый статус традиционной религиозной конфессии. Данная модель государственно-конфессиональных отношений характеризуется тем, что государство, гарантируя право на свободу совести, в то же время признает особый статус так называемых традиционных или исторических конфессий. Это может выражаться в закреплении их государственного статуса, как это имеет место в большинстве конституционных монархий (Англия, Швеция и т.д.) или признании их уникальности для истории и культуры соответствующего государства. При этом государство, не дискриминируя никакие религиозные деноминации (за исключением откровенно экстремистских), гарантируя равноправие граждан вне зависимости от их отношения к религии, может оказывать некоторую поддержку традиционным религиозным конфессиям.

Светское государство, равноудаленное от всех религиозных конфессий. Указанная модель отличается максимальным отделением светской (государственной) и религиозной составляющей жизни общества, что, с одной стороны, выражается в устранении религии из жизни нерелигиозных институтов общества, а с другой – представлением максимальной религиозной свободы в личной жизни и невмешательством государства в жизнь религиозных общин.

Итак, проанализируем политико-правовое положение религиозных конфессий в современной России, основываясь на приведенной выше классификации моделей государственно-конфессиональных отношений.

В Конституции Российской Федерации имеется несколько норм, напрямую затрагивающих вопросы защиты права на свободу совести. Рассмотрим некоторые из них:

в Российской Федерации признается идеологическое многообразие (п.1 ст. 13 Конституции РФ);

никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (п.2 ст. 13 Конституции РФ);

общественные объединения равны перед законом (п. 4 ст. 13 Конституции РФ);

запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание…религиозной розни (п. 5 ст. 13 Конституции РФ);

Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (п. 1 ст. 14 Конституции РФ);

религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (п. 2 ст. 14 Конституции РФ);

государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности (п. 2 ст. 19 Конституции РФ);

каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст. 28 Конституции РФ);

не допускается пропаганда или агитация, возбуждающая религиозную ненависть или вражду. Запрещается пропаганда религиозного превосходства (ст. 29 Конституции РФ) [1].

Указанные выше положения свидетельствуют о том, что Основной закон Российской Федерации гарантирует светский характер государства, а также права граждан и религиозных объединений на свободу совести. В то же время, признавая дискуссионный характер поправки, закрепленной в п. 2 ст. 67¹ Конституции Российской Федерации, следует отметить, что она не отменяет светского характера государства и гарантии права на свободу совести, которые закреплены главе 1 Конституции РФ, так как в соответствии со ст. 16 указанного нормативного правового акта «положения настоящей главы Конституции составляют основы конституционного строя. Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации».

Характеризуя политико-правовое положение религиозных конфессий в современной России необходимо также обратить внимание на Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. №125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» (далее – Федеральный закон №125-ФЗ), в преамбуле которого говорится:

«…подтверждая право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений,

основываясь на том, что Российская Федерация является светским государством,

признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры,

уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России,

считая важным содействовать достижению взаимного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания…» [2].

Как видно, в указанном законе вместе с гарантией права на свободу совести закреплен особый статус православного христианства, а также направлений христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, которые составляют неотъемлемую часть исторического наследия народов России.

Таким образом, проанализировав основные положения Конституции Российской Федерации, Федерального закона №125-ФЗ, можно констатировать, что в нашей стране сложилась модель государственно-конфессиональных отношений, которую можно определить как светское государство, признающее особый статус традиционных (исторических) религиозных конфессий. Как было указано выше, данная модель специфична тем, что в ней, несмотря на признание особого статуса традиционных или исторических конфессий, гарантируется право на свободу совести и светский характер государства.

Подводя итог, следует отметить, что:

п. 2 ст. 67¹ Конституции Российской Федерации от 1 июля 2020 года, внесенный в результате изменений, одобренных общероссийским голосованием, несмотря на его дискуссионный характер, не отменяет светского характера государства и права на свободу совести, которые гарантированы в основах конституционного строя Российской Федерации;

модель государственно-конфессиональных отношений, сложившуюся в настоящее время в нашей стране, можно охарактеризовать как светское государство, признающее особый статус традиционных (исторических) религиозных конфессий. Для данной модели характерно сохранение государством светского характера и гарантий права на свободу совести при признании особого статуса традиционных или исторических религиозных конфессий.

Литература
1. Конституция Российской Федерации с изменениями, одобренными общероссийским голосованием 1 июля 2020 года. – Москва: Издательство АСТ, 2020. – 64 с.
2. О свободе совести и религиозных объединениях: Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. №125 [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс, 2020.
3. Салыгин Е.Н. Теократическое государство. М.: Центр конституционных исследований Московского научного фонда, 1999. – 128 с.
Просмотров: 13 Комментариев: 0
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредители: ФКУ "НЦ БДД МВД России", ООО «ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮНИТИ-ДАНА»
Адрес редакции: ул. Поклонная, 17, Москва, 121170
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.; журнал перерегистрирован: свидетельтство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-80394 от 17.02.2021 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2021