+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Сентябрь, 2017
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 1, 2017
РЕАЛИЗАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ РОССИИ В РАЗРЕЗЕ ПРАКТИКИ НАЗНАЧЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ВЫДВОРЕНИЯ ЗА ПРЕДЕЛЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Автор/авторы:
Дмитриев Константин Игоревич,
заместитель начальника отдела административных процедур и оперативного реагирования Управления защиты политических прав, Государственный советник Российской Федерации 1 класса
Аппарат Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации
Контакты: ул. Мясницкая, д. 47, Москва, Россия, 101000
E-mail: mael1@inbox.ru
УДК: 342.9
Аннотация: Анализируется практика применения обеспечительных мер по делам об административных правонарушениях, за совершение которых назначается наказание в виде выдворения за пределы Российской Федерации. На основе изучения опыта Европейского Суда по правам человека и практики судов общей юрисдикции автором делается вывод о необходимости приведения отечественного законодательства в части регулирования процедуры выдворения в соответствии с принципами и нормами международного права.
Ключевые слова: административное выдворение, ЕСПЧ, Конвенция, обеспечительные меры
Дата публикации: 30.09.2017
Дата публикации на сайте: 21.03.2018
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Дмитриев К.И. Реализация международных обязательств России в разрезе практики назначения административного наказания в виде выдворения за пределы Российской Федерации // Современная наука. 2017. Том 8. № 1-3. С. 74-76. DOI: 10.24411/2079-4401-2017-10014.
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Меры обеспечения являются неотъемлемой частью любого судебного процесса. Как правило, их цель состоит в том, чтобы состоялось правосудие, а принятое судебное решение по итогам рассмотрения конкретного спора, не утратило своего значения для стороны.

Порядок разрешения дел в Европейском Суде по правам человека (далее — ЕСПЧ) не выбивается из общего ряда судебных процессов. Возможность применения обеспечительных мер оговорена правилом 39 Регламента ЕСПЧ. Однако данное правило отличается от стандартного закрепления конкретных мер обеспечения и четкой регламентации порядка их применения непосредственно законом. Оно устанавливает лишь общее предписание о том, что по просьбе стороны в деле или другого заинтересованного лица Палата или ее председатель вправе «указать сторонам на обеспечительные меры, которые, по мнению Палаты, следует предпринять в интересах сторон или надлежащего порядка проведения производства по делу в Палате».

Таким образом, применение ЕСПЧ предварительных мер преследует две цели: защита стороны по делу и ее интересов, а также реализация ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на подачу жалобы в ЕСПЧ и ее рассмотрение), обязывающую государства-участников Конвенции не препятствовать эффективному осуществлению права заявителя на доступ к ЕСПЧ. К таковым относятся не только «оказание давления на заявителей, но и любое действие или бездействие, которое, уничтожая или изменяя предмет жалобы, лишит ее смысла или каким-либо иным образом воспрепятствует Европейскому суду рассмотреть ее в рамках обычной процедуры» (§ 87 постановления ЕСПЧ от 10 марта 2009 г. «Дело «Палади против Молдавии»). Помимо прочего, ЕСПЧ указывает и на закрепленные в ст. 34 Конвенции позитивные обязательства, требующие от властей создания всех необходимых условий для надлежащего и эффективного рассмотрения жалоб (§ 65 постановления ЕСПЧ от 27 ноября 2014 г. «Дело «Амиров против Российской Федерации»), что также может быть оговорено предварительной мерой и потребует от государства-участника принятия действенных мер по оказанию помощи заявителю.

Необходимость защиты стороны, ее прав и интересов возникает «в тех случаях, когда заявитель правдоподобно утверждает о риске причинения непоправимого ущерба осуществлению им одного из основных прав, гарантированных Конвенцией» (§ 89 постановления ЕСПЧ от 10 марта 2009 г. «Дело «Палади (Paladi) против Молдавии»).

Учитывая то, что конкретные предварительные меры, которые могут быть установлены ЕСПЧ, прямо не оговариваются законом и регламентом, их вариативность чрезвычайно велика и, по сути, ограничивается лишь судебным усмотрением. Представляется, что именно по указанной причине отсутствует детальная статистика видов и форм обеспечительных мер. Если брать количественную статистику, то в отношении России за 2016 г. ЕСПЧ принято 42 меры обеспечения, что составляет менее половины удовлетворенных заявлений по данному вопросу.

Сам ЕСПЧ оценивает основания назначения предварительных мер так: «Конвенция не содержит специальной нормы в отношении сферы применения правила 39 Регламента, запросы о применении таких мер обычно касаются права на жизнь (ст. 2), запрета применения пыток (ст. 3), а также, в некоторых случаях, права на уважение частной и семейной жизни (ст. 8) или других гарантированных Конвенцией прав. Огромное количество дел, когда применялись временные меры, касаются депортации и процедуры экстрадиции» (§ 104 постановления ЕСПЧ от 4 февраля 2005 г. «Дело «Маматкулов и Аскаров против Турции»).

К выводу о доминировании вопросов принудительного перемещения через границу, влекущих угрозу причинения вреда стороне и в связи с этим требующих применения правила 39, приходят и исследователи в данной области, отмечающие, что предварительные меры в основном используются в делах, связанных с высылкой или принудительным возвращением [1].

Следовательно, можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что основной предварительной мерой, назначаемой ЕСПЧ, является запрет выдворения лица из страны, с территории которой он подал соответствующую жалобу.

Реалии таковы, что мобильность населения и вовлеченность общества в миграционные процессы постоянно возрастают. Трудности адаптации к условиям страны иммиграции создают непреодолимые барьеры в соблюдении местного законодательства в области миграции, что, в свою очередь, приводит к административному наказанию в виде выдворения.

Если взять Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, то в настоящее время он содержит 25 составов правонарушений, за совершение которых предусмотрено выдворение в качестве дополнительного наказания. По 14 составам административных правонарушений выдворение назначается в качестве основного наказания. Таким образом, продолжается отмеченная ранее тенденция дальнейшего расширения законодательства об административной ответственности иностранных граждан и лиц без гражданства за нарушения законодательства и ужесточения санкций за данные правонарушения, в особенности выдворения [2].

Объем назначаемых в административном порядке наказаний более 142 тыс. в качестве дополнительного и 562 в качестве основного. В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2014 г. подробно рассмотрена тема применения правила 39 регламента ЕСПЧ, что является свидетельством того, что вопросы административного выдворения являются достаточно частым предметом рассмотрения ЕСПЧ по делам в отношении Российской Федерации.

Вызвавшим общественный резонанс является дело о выдворении журналиста Х.Т. Нурматова за длительное нарушение миграционного законодательства Российской Федерации постановлением Басманного районного суда г. Москвы от 1 августа 2017 г. Х.Т. Нурматов привлечен к административной ответственности по ч. 3.1 ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях с назначением наказания в виде штрафа в размере 5000 руб. с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Резолютивная часть указанного постановления изменена решением судьи Московского городского суда от 7 августа 2017 г. с указанием на то, что исполнение постановления в части выдворения за пределы Российской Федерации приостановлено на весь период разбирательства по жалобе Х.Т. Нурматова в Европейском Суде по правам человека в связи с тем, что в стране, куда планируется выдворение (Республика Узбекистан), возможно преследование Х.Т. Нурматова, угрожающее его жизни и здоровью, а связи чем решением Европейский Суд по правам человека принята предварительная мера в виде запрета его высылки.

Не предрекая итогов рассмотрения данного дела ЕСПЧ, можно, тем не менее, с учетом исключительности обстоятельств назначения предварительных мер, сделать предположение о серьезности обстоятельств, на которые ссылается Х.Т. Нурматов и возможном положительном исходе рассмотрения его дела.

Интересным является тот факт, что вынесение решения в подобной форме прямо не предусмотрено Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях и проистекает из международных обязательств Российской Федерации.

Международные соглашения России служат основанием и для отмены вынесенных постановлений по делам об административных правонарушениях.

Так, выдворение В.В. Ананьева отменено вышестоящей судебной инстанцией в связи с тем, что на территории, куда он подлежал выдворению был не завершен вооруженный конфликт, что свидетельствует о наличии угрозы жизни и здоровью В.В. Ананьева и нарушении ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, в толковании Комитета ООН по правам человека, ст. 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (постановление Верховного Суда Российской Федерации от 2 октября 2014 г. № 5-АД14-19).

Не редки случаи отмены назначения выдворения по причине нарушения ст. 8 Конвенции о защите прав и основных свобод (постановления Верховного Суда РФ от 13 июня 2017 г. № 56-АД17-15, от 5 мая 2017 г. № 15-АД17-1, от 20 декабря 2016 г. № 5-АД16-253).

Исследование практики судов общей юрисдикции показывает, что подлежат отмене назначенные наказания в виде выдворения на основании более прозаичных жизненных ситуаций, однако влекущих, в том числе, нарушение международных обязательств, взятых на себя Российской Федерацией. В деле В. Лу назначенное дополнительное наказание в виде выдворения за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 18.8 Кодекса Российской федерации об административных правонарушениях, отменено Верховным Судом Российской Федерации по причине нарушения ст. 2 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Суды, отменяя назначенные наказания в виде выдворения, прибегают к прямому применению международных актов, которые хоть и являются составной частью российского законодательства, однако не призваны его заменять. Очевидно, что далеко не каждый иностранный гражданин может грамотно реализовать свое право на судебную защиту, и тем более воспользоваться международными механизмами защиты.

При этом согласно указаниям Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 июля 2015 г. № 5-АД15-18, судьи при назначении наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации должны исходить из соразмерности наказания.

Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 14 февраля 2013 г. № 4-П также указал, что устанавливаемые в законодательстве об административных правонарушениях правила применения мер административной ответственности должны не только учитывать характер правонарушения, его опасность для защищаемых законом ценностей, но… не допуская избыточного государственного принуждения и обеспечивая баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от административных правонарушений.

Таким образом, несмотря на принятые Российской Федерацией международные обязательства и позиции высших судебных инстанций, очевидно, что трудности с их исполнением связаны с тем, что, во-первых, дополнительное наказание назначается в обязательном порядке и, во-вторых, суды лишены законодательных ориентиров внутреннего права для четкого дифференцирования возможности назначения выдворения.

Положения ст. 3.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, с учетом международного законодательства и практики работы судебной системы Российской Федерации, должны быть скорректированы с обозначением случаев, при которых назначение выдворения не допускается, помимо случая, указанного в ч. 3 данной статьи, в соответствии с которой выдворение не может применяться к военнослужащим — иностранным гражданам.

Литература
1. Келлер Х., Марти С. Сравнительный анализ предварительных средств судебной защиты: использование предварительных мер Комитетом ООН по правам человека и Европейским судом по правам человека // Международное правосудие. 2015. № 1. С. 44-74.
2. Панкова О.В. Рассмотрение в судах общей юрисдикции дел об административных правонарушениях / Под ред. О.А. Егоровой. М.: Статут, 2014. 440 с.
Просмотров: 63 Комментариев: 0
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018