+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Сентябрь, 2016
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 4, 2016
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ УКЛОНЕНИЯ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ И ОБВИНЯЕМЫХ ОТ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ, КАК НЕОБХОДИМАЯ МЕРА РЕАЛИЗАЦИИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ
Автор/авторы:
Гончар Владимир Владимирович,
старший преподаватель кафедры предварительного расследования Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Московского института экономики, политики и права, кандидат юридических наук
Контакты: Климентовский пер., д. 1, стр. 1, Москва, Россия, 115184
E-mail: vg78@list.ru
УДК: 343.1
Аннотация: Рассмотрены некоторые аспекты деятельности следователя по предупреждению уклонения подозреваемых и обвиняемых от предварительного расследования. Автором рассмотрены основные следственные и розыскные действия направленные на предупреждение уклонения правонарушителей от предварительного следствия.
Ключевые слова: деятельность следователя , поиск, предупреждение уклонения от предварительного следствия, розыск, розыскные действия, уголовно-процессуальная политика
Дата публикации: 31.10.2016
Дата публикации на сайте: 29.10.2017
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Гончар В.В. Деятельность следователя по предупреждению уклонения подозреваемых и обвиняемых от предварительного следствия, как необходимая мера реализации уголовно-процессуальной политики// Современная наука. № 4. 2016. С. 20-24
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

В последние годы многие ученые и практики констатируют тот факт, что, несмотря на внесение значительного числа изменений в Уголовно-процессуальный кодекс, до конца так и не выработана единая концепция уголовной политики, признается наличие системного кризиса в данной области.

Анализировать основные причины и условия, приведшие к подобному состоянию уголовной и ее разновидности уголовно-процессуальной политики в стране необходимо, потому что, только осознав наличие существенных проблем в рассматриваемой области, проанализировав их основные причины, мы сможем поступательно двигаться по пути исправления выявленных недостатков.

Известно, что любая система состоит из элементов и когда многие элементы имеют те или иные изъяны, система прекращает функционировать должным образом. Деятельность следователя по предупреждению уклонения подозреваемых и обвиняемых от предварительного следствия — это тоже своеобразная система следственных, иных процессуальных и организационных действий, направленных на обеспечение необходимых условий для расследования конкретного преступления.

Таким образом, предупреждение уклонения подозреваемых и обвиняемых от следствия — обязательное условие предварительного расследования, которое способствует успешному осуществлению задач уголовного судопроизводства, обеспечивает более качественное расследование преступлений, а также исключает необходимость последующего проведения сложных и трудоемких розыскных действий, соответственно способствует достижению целей и задач уголовно процессуальной политики.

С введением в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации изменились возможности органов дознания и следственных подразделений в предупреждении уклонения подозреваемых и обвиняемых от уголовного преследования.

Достаточно длительное время известны и основные способы предупреждения подобного уклонения, которыми являются своевременное реагирование на сообщения и заявления о совершенных преступлениях, быстрое и четкое проведение неотложных следственных действий, установление лица, сразу после совершения им преступления и правильное избрание в отношении него соответствующей меры пресечения с учетом тяжести совершенного преступления, данных, характеризующих его личность, и обстоятельств, дающих основания полагать, что это лицо может скрыться от следствия и суда.

Эффективность предупредительных мер обеспечивается своевременностью их применения, организацией четкого взаимодействия следователей c сотрудниками других служб, и в первую очередь, с сотрудниками оперативных подразделений органов внутренних дел.

По нашему мнению, одними из подобных предупредительных эффективных мер, является проведение сотрудниками правоохранительных органов обязательного дактилоскопирования, фотографирования, описания по правилам словесного портрета, в том числе особых и броских примет, изъятия образцов почерка подозреваемого и обвиняемого, а так же обязательная геномная регистрация отдельных категорий лиц, проводимая в соответствии с Федеральным законом от 3 декабря 2008 г. № 242-ФЗ «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации».

Дактокарта и иные документы должны храниться в уголовном деле и при объявлении подозреваемого, обвиняемого в розыск передаются в розыскное подразделение. К сожалению, эти требования не всегда выполняются работниками следственных подразделений.

Обязательным элементом эффективной работы по предупреждению уклонения является систематическое изучение условий, способствующих уклонению подозреваемых и обвиняемых, по каждому уголовному делу, и принятие мер к их немедленному устранению и недопущению в будущем.

Если же профилактические мероприятия оказались малоэффективными и лицо не является по вызовам, то прежде чем приступить к розыскным действиям, следователь должен использовать предоставленные ему законом средства уголовно-процессуального принуждения, направленные на обеспечение явки подозреваемого, обвиняемого к месту расследования. В этих целях, в соответствии со ст. 113 УПК РФ, следователю необходимо поручить сотрудникам органа дознания привод подозреваемого, обвиняемого.

Если проведенные мероприятия не дали результатов, то следователю, по нашему мнению, имеет смысл провести следующие розыскные действия направленные на установление местонахождения подозреваемого, обвиняемого на начальном этапе расследования по уголовному делу:

·        изучение архивных уголовных дел и материалов в отношении разыскиваемого лица;

·        получение информации от учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан;

·        прочесывание местности;

·        организацию засад в местах возможного появления подозреваемого, обвиняемого, соучастников преступления, обнаружения похищенного имущества;

·        проверку имеющейся информации по учетам органов внутренних дел;

·        предъявление гражданам вещей и предметов, обнаруженных на месте происшествия, с целью установления их владельцев;

·        проведение подворных (поквартирных) обходов;

·        составление и рассылка запросов о совершенном преступлении и приметах подозреваемого, обвиняемого в территориальные органы внутренних дел;

·        опрос очевидцев и других лиц.

Предложение по осуществлению этих действий не подразумевает, что следователь лично должен находиться в засаде или проводить все перечисленные розыскные действия. В некоторых случаях, их производство целесообразно осуществлять специалисту или сотруднику органа дознания по поручению следователя. Решение об этом принимается исходя из обстоятельств расследуемого преступления.

Однако некоторые розыскные действия следователю необходимо осуществлять лично. Сюда надо отнести получение информации от учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан, а также изучение архивных уголовных дел и материалов.

Получение и изучение данных материалов лично следователем, на начальном этапе производства по уголовному делу, позволит следователю при необходимости провести следственные действия, направленные на установление местонахождения подозреваемого, обвиняемого до приостановления производства по расследуемому уголовному делу. Так в ч. 16 ст. 182 УПК РФ указано, что одной из целей производства обыска является обнаружение разыскиваемых лиц.

К сожалению, и эти возможности, предоставленные следователю законом, используются не всегда в полном объеме.

Решение данного вопроса видится в усилении контроля руководителей следственных подразделений, за выполнением следователями предоставленных законом возможностей по проведению данных процессуальных действий, до объявления розыска и приостановления производства по делу.

Сама по себе неявка подозреваемого, обвиняемого к следователю еще не свидетельствует о том, что он скрылся и намеревается избежать ответственности. Причины отсутствия подозреваемого, обвиняемого могут быть самыми различными: неполучение повесток, несчастный случай, призыв на срочную военную службу, задержание в связи с совершением другого преступления, смена места жительства и т.д.

Поэтому прежде чем объявить розыск подозреваемого, обвиняемого, который связан с затратой сил и средств государственных органов, следователю необходимо располагать достаточными данными о том, что разыскиваемый отсутствует и его местонахождение на данном этапе расследования действительно не известно.

Для установления названных обстоятельств и сбора необходимых данных, на наш взгляд, следователю необходимо осуществить комплекс следующих основных мероприятий:

·        навести справки о возможном местонахождении подозреваемого, обвиняемого по месту его работы и жительства;

·        запросить адресные бюро и установить, не переменил ли подозреваемый, обвиняемый место жительства, не проживает ли он у своих родственников или знакомых;

·        проверить по соответствующим учетам, не находится ли подозреваемый, обвиняемый под стражей в связи с совершением другого преступления;

·        произвести проверку в лечебных учреждениях, где подозреваемый, обвиняемый может находиться на излечении;

·        установить факт наличия у подозреваемого, обвиняемого заграничного паспорта, проверить не находится ли он в заграничной командировке, на отдыхе;

·        навести справки в военкомате по месту жительства подозреваемого, обвиняемого и установить, не призван ли он для прохождения действительной военной службы;

·        не содержится ли он в приемнике-распределителе, в лечебном профилактории;

·        проверить, не находится ли труп подозреваемого, обвиняемого в морге [1, с. 40-41; 2, с. 155; 3, с. 11].

По нашему мнению, нет необходимости производить весь комплекс указанных мероприятий по каждому уголовному делу. С учетом конкретных обстоятельств уголовного дела следует выполнить только те из них и в таком объеме, который позволил бы получить достаточные данные, указывающие на неизвестность места нахождения подозреваемого, обвиняемого или его уклонение от расследования.

На первоначальном этапе установления местонахождения следует также осуществить заградительные мероприятия блокирующего характера, чему, к сожалению, не уделяется внимания в ведомственных нормативных актах.

Под заградительными мероприятиями понимаются активные действия следователя, которые уменьшают возможность подозреваемому, обвиняемому, уклоняясь от предварительного следствия, покинуть пределы субъекта РФ.

Организацию заградительных мероприятий необходимо осуществлять немедленно за не установлением местонахождения подозреваемого или обвиняемого[1].

Если эти мероприятия не были проведены своевременно в предупредительных целях, или лицо скрылось от органов расследования до избрания в отношении него меры пресечения, то представляется необходимым осуществить их немедленно, как только поступят данные об отсутствии подозреваемого, обвиняемого по месту жительства, не откладывая это до объявления розыска. При оперативном реагировании следователя блокирующие и иные мероприятия могут оказаться настолько эффективными, что отпадет надобность в объявлении розыска. Промедление, наоборот, отрицательно сказывается на результативности всего процесса установления местонахождения разыскиваемого.

Одним из наиболее успешных примеров реализации заградительных мероприятий, осуществленных правоохранительными органами, например, можно считать мероприятия по задержанию Сергея Помазуна, который 22 апреля 2013 г. открыл огонь на Народном бульваре в Белгороде, после чего скрылся. В результате стрельбы погибли шесть человек, в том числе две школьницы. Для поисков «белгородского стрелка» были привлечены оперативники из Москвы, более двух тысяч полицейских вели его розыск не только в Белгороде, но и в соседних областях, а также на Украине.

23 апреля 2013 г. Сергей Помазун был обнаружен и задержан, когда пытался покинуть зону оцепления [4].

Другим примером успешного применения заградительных мероприятий является задержание троих военнослужащих, которые в ночь на 12 апреля 2016 г. убили двух медсестер в военном госпитале г. Санкт-Петербург. В результате быстрых и слаженных действий сотрудников правоохранительных органов, правонарушителей удалось задержать в день совершения преступления в 14:15, в одном километре от границы с Финляндией [5].

Практика показывает, что бездействие следователя на начальном этапе розыскной деятельности облегчает, лицу, совершившему преступление, возможность скрыться в районах, удаленных от места расследования, что значительно увеличивает продолжительность розыска и затрудняет его.

Известно много случаев, когда подозреваемые и обвиняемые, не являясь по вызовам следователя, в это время выписывались с прежних мест жительства, увольнялись с работы, снимались с воинского учета, выезжали за границу.

Так, по уголовному делу, возбужденному в следственном отделе Министерства внутренних дел по Мытищинскому району Московской области по ч. 1 ст. 158 УК РФ в отношении жительницы Республики Молдова — К., дознаватель после допроса последней в качестве подозреваемой, передал дело в следственное подразделение. Несмотря на очевидный характер и отсутствие сложностей в расследовании данного преступления, следователем была допущена волокита при расследовании, не были приняты меры процессуального принуждения, направленные на предотвращение уклонения подозреваемой от органов расследования. Кроме этого, следователь, получив от К. сообщение о заболевании, данную информацию не проверил и не истребовав медицинские документы, необоснованно приостановил производство по делу. К тому времени, когда начальником следственного органа незаконное постановление следователя было отменено, подозреваемая скрылась, выехав за пределы России.

Другой пример, по уголовному делу расследуемому следственным отделом при отделе Министерства внутренних дел по Атюрьевскому району Республики Мордовия по ч. 3 ст. 213 УК РФ по факту совершения Ш. хулиганских действий в отношении И., в ходе доследственной проверки у подозреваемого Ш. было взято объяснение, и он был отпущен. При этом личность Ш документально удостоверена не была. Воспользовавшись этим, Ш. скрылся. Как впоследствии выяснилось, Ш. являлся жителем Москвы, ранее судим и по указанному им в объяснении адресу не проживал  **.[2]

Подобные недостатки в работе следователей можно отнести к разряду типичных, на что обращалось внимание в литературе [6, с. 172; 7, с. 11, 12].

На начальном этапе установления местонахождения лица, совершившего преступление, розыскные действия и меры сочетаются с установлением обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ). Среди них особое значение имеют обстоятельства, характеризующие личность разыскиваемого. От полноты и достоверности этих данных зависит обоснованность розыскных действий и мер, обеспечения розыска необходимой информацией, что в значительной мере определяет его результативность.

Сведения о личности обвиняемого складываются в основном из следующих данных: социально-демографических качеств разыскиваемого, его психологических свойств, эмоциональных и волевых особенностей, биологических качеств (пола, возраста, физических данных и т.д.), которые в общей сложности определяют структуру его личности [8, с. 18-19].

Важное значение для розыска имеют сведения о родственных и интимных связях разыскиваемого и круге его знакомых.

Данные о личности обвиняемого могут быть получены в процессе производства следственных, розыскных и организационных действий, а также поступить от органа дознания и явиться результатом мероприятий, относящихся к его исключительной компетенции.

Вся собранная информация независимо от источника ее получения закрепляется в справке о личности подозреваемого, обвиняемого, направляемой органу дознания в числе других материалов и документов, необходимых для объявления и производства розыска [9].

Работа следователя по изучению обстоятельств, характеризующих личность разыскиваемого и выявлению его ранее неизвестных связей, продолжается в течение всего процесса розыска. Но при этом успех розыска во многом зависит от того, насколько быстро и полно к моменту его объявления будут установлены данные о личности подозреваемого, обвиняемого, имевшие процессуальное значение.

Безответственно к изучению личности Ш. по расследуемому уголовному делу, возбужденному по ч. 1 ст. 228 УК РФ, отнесся дознаватель Управления внутренних дел на Московском метрополитене, который в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ не задержал заподозренного, не изучил его личность и своевременно не установил, что в отношении Ш. в Управлении внутренних дел г. Владимира возбуждено уголовное дело и он объявлен в федеральный розыск***.[3]

При выяснении следователем причин отсутствия лица, совершившего преступление, нередко возникает необходимость обратится за помощью к органам дознания. На практике взаимодействие органов дознания со следователем на начальном этапе разыскной деятельности носит разовый или периодический характер. Следователь уполномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о производстве оперативно-разыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ).

Однако право следователя использовать в процессе розыска указанные формы взаимодействия с органами дознания не означает, что он может полностью перепоручить им осуществление мероприятий по обнаружению подозреваемого, обвиняемого.

На начальном этапе розыска только следователь располагает достаточными сведениями о совершенном преступлении, личности и связях скрывшегося подозреваемого, обвиняемого, без которых невозможен выбор оптимального направления деятельности по его обнаружению. Поэтому, на наш взгляд, следователь должен стремиться к тому, чтобы самому выполнить следственные действия, имеющие розыскную направленность.

Необходимость в поручении таких действий органу дознания возникает лишь при условии, если, у следователя отсутствует возможность произвести их лично (например, когда требуется выполнить одновременно несколько следственных действий в разных местах), либо, когда наиболее эффективно эти следственные действия могут быть осуществлены в сочетании с оперативно-розыскными мероприятиями, которые следователь производить не вправе [10].

Таким же образом, по нашему мнению, необходимо поступать и, когда решается вопрос о поручении органу дознания розыскных действий, входящих в компетенцию следователя. При этом необходимо также учитывать и содержание розыскного действия. Если оно непосредственно направлено на установление местонахождения подозреваемого, обвиняемого и ему присущи оперативные черты (например, прочесывание местности с целью обнаружения разыскиваемого), то такое розыскное действие целесообразно поручить органу дознания.

В заключении следует отметить, что успешная работа по предупреждению уклонения подозреваемых и обвиняемых от предварительного расследования — важная составляющая всестороннего расследования преступлений, совершенных данными лицами и одновременно — действенная мера по недопущению совершения ими новых преступлений.

 

[1] К этим мероприятиям, следует отнести отправку ориентировок в те места, через которые подозреваемый, обвиняемый может пересечь границу субъекта: железнодорожный вокзал, автовокзал, водный вокзал, аэропорт и т.п.

[2] Аналитическая справка СК при МВД РФ за 9 месяцев 2006 г. «Об организации работы по уголовным делам, по которым обвиняемые (подозреваемые) скрылись, и практике избрания меры пресечения в отношении указанных лиц».

[3] Указание СК при МВД РФ от 28 декабря 2004 г. № 17/3-15186 «Об активизации розыска обвиняемых и подозреваемых по уголовным делам».

Литература
1. Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. М., 1978. [Bykov VM, Lomovskiy VD. Suspension of criminal proceedings. Moscow; 1978. Russian].
2. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение: Учеб. пособие. Воронеж, 1975. [Kovriga ZF. Criminal procedural coercion: Textbook. Voronezh; 1975. Russian].
3. Попов В.И. Розыскная работа следователя. М., 1950. [Popov VI. Investigative work of the investigator. Moscow; 1950. Russian].
4. URL://http://www.rg.ru/2013/04/23/pomazun-anons.html
5. URL://http://rg.ru/2016/04/14/reg-szfo/sledstvie-ubijstvo-medsester-v- peterburgskom-gospitale — splanirovali.html
6. Алимджанов Б.Г. О некоторых недостатках в проведении розыска преступников. Сб. научных трудов Ташкентского НИИ экспертизы им. Х.С. Сулаймановой. Вып. VIII. Ташкент, 1969. [Alimdzhanov BG. On some shortcomings in the search for criminals. Collection of scientific works of the Tashkent Scientific Research Institute of Expertise named after H.S. Sulaimanova. 1969(8). Russian].
7. Степанова Н.А. Недостатки в организации работы следователей по делам, предварительное следствие по которым приостановлено на основании п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ // Российский следователь. 2010. № 12. С. 11, 12. [Stepanova NA. Deficiencies in the organization of work of investigators on cases, preliminary investigation of which was suspended on the basis of paragraphs 3 and 4 of part 1 of Article 208 of the Code of Criminal Procedure. Rossiyskiy sledovatel'. 2010(12):11-2. Russian].
8. Глазырин В.Ф. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973. [Glazyrin VF. Studying the identity of the accused and the tactics of the investigative actions. Sverdlovsk; 1973. Russian].
9. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.М. Лебедева // СПС КонсультантПлюс. [Lebedev VM, editor. Scientific and practical commentary to the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation (article-by-article). Moscow: SPS Konsul'tantPlyus; 2014. Russian].
10. Чукаева О.А. Полномочия органа дознания по производству неотложных следственных действий // Законодательство и экономика. 2014. № 12. С. 66-69 [Chukaeva OA. Powers of the body of inquiry on the production of urgent investigative actions. Zakonodatel'stvo i ekonomika. 2014(12):66-9. Russian].
Просмотров: 348 Комментариев: 0
Похожие статьи
  1. НЕКОТОРЫЕ ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
  2. ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ РОЗЫСКА ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО
  3. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ ТАКТИЧЕСКИХ ПРИЕМОВ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ВЕРБАЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018