+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Июнь, 2016
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 2, 2016
ПОЖЕРТВОВАНИЕ КАК ОТДЕЛЬНЫЙ ВИД ДОГОВОРА ДАРЕНИЯ: ОСОБЕННОСТИ РЕГУЛИРОВАНИЯ В ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ
Автор/авторы:
Новиков Константин Борисович,
аспирант кафедры гражданско-правовых дисциплин
Московский институт экономики политики и права
Контакты: Климентовский переулок, д. 1, стр. 1, Москва, Россия, 115184
E-mail: karl80@mail.ru
УДК: 347.472.045
Аннотация: Анализируется действующее законодательное регулирование договора пожертвования, как отдельного вида дарения. Рассмотрены существенные признаки этого вида договора. Предлагается закрепить за жертвователем обязанность по установлению целей пожертвования для более эффективного регулирования договора
Ключевые слова: договор дарения, договор пожертвования, общеполезные цели
Дата публикации: 31.12.2016
Дата публикации на сайте: 22.03.2017
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Новиков К.Б. Пожертвование как отдельный вид договора дарения: особенности регулирования в правоприменительной практике//Современная наука. № 2. 2016. С. 11-13.
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Согласно ст. 582 ГК РФ пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях. Пожертвование обладает рядом специфических признаков, которые отличают его от обычного договора дарения, среди них: 1) более узкий предмет договора, в сравнении с дарением, предметом которого могут быть вещи, имущественные права, а также освобождение от имущественной обязанности, при пожертвовании же передаются только вещи или права; 2) коммерческие организации исключены из круга субъектов, которые могут выступать при пожертвовании в качестве одаряемых; 3) пожертвование в отличие от общего договора дарения используется только в общеполезных целях.

Вопрос о том, какие именно цели считать общеполезными не раз поднимался в юридической литературе, естественно, что список таких деяний не может быть исчерпывающим. Однако, в общем виде определить их необходимо. И.А. Минахина определяет данный термин как «цели, связанные с удовлетворением материальных и духовных потребностей социальных групп, социальных слоев, общественных движений, с научным, культурным, образовательным развитием граждан и тому подобные являются общеполезными». Автор приводит многочисленные примеры, однако исчерпывающей картины получить ему все равно не удастся [2, с. 84].

Федеральный закон от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» [6] несколько расширяет трактовку понятия общеполезные цели, которые также еще называются благотворительными или социально значимыми. В частности, этим законом к целям благотворительности отнесены: социальная поддержка и защита граждан, включая улучшение материального положения малообеспеченных, социальную реабилитацию безработных, инвалидов и др. (ст. 2).

Признак общеполезности является основополагающим в определении пожертвования, как разновидности дарения, имеющего ряд важных особенностей правового регулирования. Данное утверждение подтверждается судебной практикой.

Решением Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону от 14 июля 2011 г. по делу № 45-9894 иск о признании договора дарения договором пожертвования оставлен без удовлетворения в связи со следующим. Д.А. Кулагин обратился в суд с иском к К.А. Кулагину, Е.А. Кулагиной, указав в обоснование на то, что между истцом и ответчиком Кулагиным заключен договор дарения денег. Наличие указанного договора обусловлено тем, что в 90-е гг. ответчик Кулагин помогал истцу Кулагину, вследствие чего на одной из семейных встреч истец пообещал ответчику подарить миллион рублей для приобретения им квартиры, так как тот жил в коммунальной квартире. Истец, заняв деньги в банке, а также у знакомых, подарил деньги ответчику с целью приобретения тем квартиры. По мнению истца, указанный договор дарения целевой, а значит, является договором пожертвования. Впоследствии ответчик приобрел на себя двухкомнатную квартиру. В момент приобретения квартиры ответчик состоял в браке с Е.А. Кулагиной, брак с которой впоследствии был прекращен. После развода Кулагина признала за собой право собственности на 1/2 доли упомянутой квартиры, в связи с чем, цель договора осталась не достигнутой, так как истец дарил деньги для приобретения квартиры именно братом, а не его бывшей супругой. Учитывая произошедший раздел квартиры, в которую были вложены деньги истца, он полагает необходимым истребовать подаренные деньги с обоих ответчиков поровну. Истец просит признать вышеупомянутый договор дарения договором пожертвования и взыскать с ответчиков в свою пользу сумму пожертвования. Суд, заслушав доводы представителей сторон, исследовав материалы дела, не нашел законных оснований для удовлетворения иска. Суд указал, что по смыслу ст. 582 ГК РФ, не исключается жертвование денег гражданину, однако упомянутое действие должно быть совершено именно в общеполезных целях. Именно это обстоятельство отличает простой договор дарения от договора пожертвования. При изложенных истцом обстоятельствах, а именно: дарение истцом брату денег на приобретение им квартиры не может расцениваться судом как совершенное в общеполезных целях, что является основанием к отказу в иске.

Таким образом, назначение дара, устанавливаемое жертвователем, имеет ключевое и определяющее значение. В этой связи, например, М.Г. Масевич указывает, что при отсутствии условия о назначении дара, безвозмездная передача имущества считается обычным дарением [5, с. 201]. Законодатель, однако, придерживается иного мнения. Согласно п. 3 ст. 582 ГК РФ пожертвование имущества гражданину должно быть, а юридическим лицам может быть обусловлено жертвователем использованием этого имущества по определенному назначению, при отсутствии же такого условия пожертвование имущества гражданину считается обычным дарением, а в остальных случаях пожертвованное имущество используется одаряемым в соответствии с назначением этого имущества.

В связи с этим, появляются основания считать, что договор пожертвования в пользу юридических лиц не теряет своих качеств от того, что он не содержит условия о назначении дара и не превращается в этом случае в обычный договор дарения.

С учетом изложенного возникает вопрос — всегда ли деятельность юридического лица, принимающего пожертвование можно трактовать как общеполезную? Еще более расширяют этот вопрос выводы И.В. Елисеева, по мнению которого если в роли одаряемого выступает государство, то возможность указать конкретное назначение, по которому будет использоваться жертвуемое имущество у жертвователя не может существовать в принципе, по причине того, что государство «всегда реализует не свои интересы, а интересы общественные. Следовательно, даритель, априори должен быть уверен в том, что любой его дар в пользу государства, оно (государство) реализует исключительно в целях общеполезных и на благо всего своего населения. И даже более того, изначально предполагается, что государство гораздо лучше других субъектов сможет определить наилучшее направление реализации подаренного и имеет возможность эффективнее действовать именно в общеполезных целях. Следовательно, у дарителя нет компетенции обязывать государство к какому-то им определенному способу реализации пожертвования» [4, с. 450].

Таким образом, ограничение права жертвователя на установление определенной цели использования жертвуемого имущества, вне зависимости от субъекта получения пожертвования, не несет позитивных последствий. Напротив, для более эффективного правового регулирования договора пожертвования, а также для более явного его разграничения с дарением, предлагается закрепить за жертвователем обязанность по определению круга целей пожертвования. В соответствии с п. 4 ст. 582 ГК РФ в случаях, когда использование пожертвованного имущества в соответствии с указанным жертвователем назначением становится вследствие изменившихся обстоятельств невозможным, оно может быть использовано по другому назначению лишь с согласия жертвователя, а в случае смерти гражданина-жертвователя или ликвидации юридического лица-жертвователя по решению суда.

Еще один существенный признак пожертвования закреплен в п. 2 ст. 582 ГК РФ, согласно положениям которой на принятие пожертвования не требуется чьего-либо разрешения или согласия. Содержание данной нормы в юридической литературе трактуется по-разному.

С одной стороны, это положение можно истолковать таким образом, что в отличие от обычного договора дарения, при пожертвовании вовсе не требуется согласие одаряемого [3, с. 64]. В этом случае применение данной нормы видится нецелесообразным, в связи с тем, что благополучателю, как субъекту договора (которым может выступать государство, субъекты РФ, муниципальные образования, различные общественные и политические организации) не может быть безразлично, кто и какое именно имущество жертвует в его пользу, так как личность жертвователя может напрямую отразиться на репутации благополучателя или скомпрометировать его деятельность.  Изложенное позволяет сделать вывод, что норма п. 2 ст. 582 ГК РФ должным образом не регулирует защиту интересов благополучателей, как субъектов пожертвования. В связи с этим, предлагается изложить п. 2 ст. 582 ГК РФ совершенно противоположным образом: «На принятие пожертвования требуется выраженное согласие благополучателя». Либо отказаться от данной нормы, в связи с урегулированием рассматриваемого аспекта (согласие одаряемого принять дар) в рамках содержания гл. 32 ГК РФ.

Альтернативная трактовка содержания рассматриваемой нормы в юридической литературе заключается в том, что чье-либо разрешение или согласие на принятие пожертвования относится к третьим лицам, а не к самому благополучателю [1]. В этом случае необходимо отметить, что благополучатель является совершенно самостоятельным субъектом договора пожертвования, имеющим возможность приобретать права и получать имущество в собственность без разрешения или одобрения каких-либо третьих лиц. В связи с этим, опираясь на данное понимание смысла п. 2 ст. 582 ГК РФ, видится целесообразным исключить рассматриваемую норму из общего содержания ст. 582 ГК РФ, так как ее наличие оказывается не обусловлено действительной необходимостью.

Таким образом, договор пожертвования является весьма специфической разновидностью дарения и обладает рядом присущих только ему особенностей. Содержание норм ГК РФ касательно пожертвования нуждается в некотором совершенствовании с целью более эффективной защиты прав и законных интересов жертвователя.

Литература
1. Малеина М.Н. Пожертвование — разновидность договора дарения // СПС «КонсультантПлюс».
2. Минахина И.А. Наследование. Дарение. Пожизненная рента: вопросы правового регулирования. М., 2007.
3. Невзгодина Е.Л. Правовые проблемы договора дарения // Вестник Омского Университета. 2004. № 1.
4. Гражданское право: Учебник в 2 т. Т. 2 / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2006.
5. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй; 4-е изд., испр. и доп. / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2008.
6. ФЗ от 11 августа 1995 г. № 135 «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3340.
Просмотров: 7934 Комментариев: 0
Похожие статьи
  1. ОТМЕНА ДАРЕНИЯ: НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018