+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Март, 2016
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 1, 2016
ВАРИАТИВНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ ДОНБАССА
Автор/авторы:
МИТРОФАНОВА ИННА ВАСИЛЬЕВНА,
главный научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН, профессор кафедры мировой и региональной экономики Волгоградского государственного университета, доктор экономических наук
Контакты: Университетский пр-т, д. 100, Волгоград, Россия, 400062
E-mail: mitrofanova@volsu.ru

ПАВЛОВ КОНСТАНТИН ВИКТОРОВИЧ,
заведующий кафедрой экономики и управления, доктор экономических наук, профессор
Камский институт гуманитарных и инженерных технологий
Контакты: ул. Вадима Сивкова, д. 12А, Ижевск, Россия, 426003
E-mail: kvp_ruk@mail.ru

ЛЯШЕНКО ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВИЧ,
заведующий отделом экономики предпринимательства и регуляторной политики, доктор экономических наук, профессор
Институт экономики промышленности НАН Украины
Контакты: ул. Университетская, д. 77, Донецк, Украина, 83048
E-mail: slaval@iep.donetsk.ua

КОТОВ ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ,
старший научный сотрудник, кандидат экономических наук
Институт экономики промышленности НАН Украины
Контакты: ул. Университетская, д. 77, Донецк, Украина, 83048
E-mail: kotovev@mail.ru
УДК: 330.334
Аннотация: Рассматривается методический подход к оценке уровня развития постиндустриальной и неоиндустриальной моделей модернизации экономики в региональном аспекте на основе использования различных индикаторов. Предложенный подход апробирован с использованием статистических материалов, характеризующих состояние экономики регионов Донбасса.
Стратегия развития областей Донбасса и их промышленных городов должна была бы строиться (имеется в виду ситуация, если бы не было военных действий на этой территории) на основе модели неоиндустриализации, предполагающей развитие сферы высокотехнологичной индустрии, автоматизации и компьютеризации производительных сил, замене физического труда умственным, что кардинальным образом способно изменить характер труда и структуру трудового баланса данного макрорегиона. Потенциал развития имеют преимущественно отрасли и сектора социохозяйственного комплекса региона Донбасс, использовавшие еще до начала политического конфликта на Украине достижения фундаментальной и прикладной науки, инженерной и конструкторской мысли для увеличения доли автоматизации, компьютеризации и машинизации рабочих мест, физического и умственного труда.
Ключевые слова: агломерационный эффект, государственно-частное партнерство, моделирование, оценочные индикаторы, постиндустриальная и неоиндустриальная модернизация, регион Донбасс, региональное развитие
Дата публикации: 17.03.2016
Дата публикации на сайте: 30.04.2016
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Митрофанова И.В., Павлов К.В., Ляшенко В.И., Котов Е.В. Вариативность экономической модернизации Донбасса // Современная наука. № 1. 2016. С.71-79.
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Хозяйственная система Юга России всегда была тесно интегрирована с регионами Украины общими инвесторами, товарными и технологическими цепочками. Перманентный политический кризис на Украине начала 2014 г. создал непредвиденные факторы риска для хозяйственного комплекса Юга России, а его продолжающаяся эскалация имела своим прямым следствием бурный рост миграционного потока русских украинцев в приграничные регионы юга, а для предприятий — газелей Южного федерального округа, объемы поставок продукции которых на Украину в 2013 г. заметно выросли, негативно сказалась на объемах экспорта. Так, только за январь — февраль 2014 г. экспорт ЮФО в Украину по такой основной статье, как нефть и нефтепродукты, значительно сократился, а, например, Краснодарский край снизил внешнеторговый оборот с этой страной почти в четыре раза.

Однако субъекты Юга России и сопредельные территории Украины не должны прекращать исторически сложившееся сотрудничество. Поэтому и сегодня сохраняет свою актуальность идея восприятия еврорегиона «Донбасс» в качестве потенциального креативного мезопространства, что требует продолжения научного поиска механизмов и инструментария решения проблем устойчивого и сбалансированного развития экономического пространства этого еврорегиона, значительно разрушенного в результате военных действий, согласования форм и масштабов управляемого межрегионального социально-экономического взаимодействия субъектов Юго-Востока Украины с приграничными регионами Юга России. Это актуализирует научно-практическую задачу оценки вариативности региональной модернизации Донбасса.

В последнее время на постсоветском пространстве на разных уровнях управленческой иерархии все чаще говорят о необходимости осуществления модернизации и инновационного развития экономики. Причем модернизация может быть разных видов и форм. В частности, выделяют первичную, вторичную и интегрированную модернизацию, а также постиндустриальную и неоиндустриальную ее формы [18].

Под постиндустриальной модернизацией понимается переход от индустриального общества к обществу знаний. Эта концепция была разработана в 70-х гг. прошлого столетия и до сих пор еще не утратила своей актуальности [6]. Ее сущность заключалась в том, что постиндустриальное общество характеризуется уровнем развития услуг, их преобладанием над всеми остальными видами хозяйственной деятельности в общем объеме ВВП и, соответственно, численностью занятых в этой сфере (до 90% работающего населения).

Неоиндустриальная модернизация отражает органичность взаиморазвития индустриализации и постиндустриализации. Данная концепция появилась сравнительно недавно, хотя первые исследования на эту тему были начаты даже раньше исследований по проблемам постиндустриализации [8]. Ее особенностью является оценка изменения структуры «рабочего» класса, а именно — увеличение доли занятых умственным квалифицированным трудом. Однако, в отличие от концепции постиндустриального развития, основная задача развития — поддержание высоких темпов производства.

Еще одним важным аспектом постиндустриальной теории, часто упоминаемым современными неоиндустриалистами, является тезис о господстве крупных корпораций и постепенном их слиянии с государством. На постсоветском пространстве идеи новой индустриализации активно продвигаются рядом авторов, в том числе С.С. Губановым [7], по мнению которого именно неоиндустриализация, в конечном итоге, приведет к объединению корпораций с государством и созданию на их основе крупных вертикально-интегрированных государственных корпораций. В перспективе возникнет общественный строй, именуемый государственным капитализмом.

В подготовленном Всемирным банком докладе о мировом развитии утверждается, что некоторые регионы развиваются успешно благодаря территориальным изменениям, которые характеризуются тремя измерениями:

1) увеличение плотности, проявляющееся в росте городов;

2) сокращение расстояний по мере того, как работники и бизнес мигрируют ближе к узлам высокой экономической плотности;

3) снижение степени разобщенности (увеличение сплоченности) по мере того, как повышается проницаемость экономических границ и расширяются выходы на внешние, в том числе и мировые, рынки, чтобы воспользоваться преимуществами масштабного производства и специализации [9].

Таким образом, исходя из данной концепции, любая стратегия развития региона должна решать три основные проблемы, связанные с урбанизацией, территориальным развитием и межрегиональной (международной) интеграцией.

Современная модель глобализации рассматривает мировую экономику как многоуровневую систему глобальных регионов и городов [4]. Верхний уровень составляет сеть «ворот в глобальный мир», которая представляет собой компактные территории «глобальных городов» — мегаполисов. Они, являясь старопромышленными центрами, сегодня, в основном, выполняют функции транспортных узлов, финансовых центров и центров образования, науки и политического влияния, а также обеспечивают доступ к глобальной экономике обширным территориям, входящим в сферу их экономического и политического притяжения. Именно поэтому актуальной стратегической задачей развития старопромышленной территории становится ее вхождение в многоуровневые сети глобальных городов и регионов.

В течение полугода после принятия Государственной стратегии регионального развития до 2020 г. всем регионам Украины предстоит большая работа по разработке собственных стратегий. Аналогичные документы придется разрабатывать и городам с численностью населения более 50 тыс. человек. В связи с этим актуализируется задача оценки состояния и перспектив развития региона и городов, расположенных на его территории, с учетом современных вызовов социально-экономическому развитию. Результаты оценки лягут в основу целей и задач Стратегии развития территории и целевых программ по ее практической реализации.

Оценка потенциала развития территории показывает уровень его зависимости от качества и скорости происходящих социально-экономических процессов и отношений. Поэтому стратегия развития территории должна строиться с учетом уже произошедших изменений, включать в себя инструменты и механизмы управления ими и ускорения процессов модернизации в соответствии с целями и приоритетами территориального развития [13].

В данном исследовании авторы предприняли попытку оценить процессы модернизации отдельных городов Луганской области в контексте постиндустриального и неоиндустриального развития. Эти концепции доминируют в государственной политике многих стран мира, конкурируя между собой и определяя развитие отдельных из них.

Так, стратегия развития промышленности Европейского Союза построена на базе неоиндустриальной концепции. В марте 2010 г. в ЕС была принята новая европейская стратегия экономического развития — «Европа 2020: Стратегия разумного, устойчивого и интегрирующего роста». Один из ее разделов посвящен проблемам формирования и реализации новой промышленной политики Европы в условиях глобализации. Этот раздел предусматривает решение ряда задач, направленных на диверсификацию промышленности, создание сильной и конкурентоспособной промышленной базы, развитие разумного регулирования конкуренции и стандартизацию, улучшение деловой среды и активное использование энергосберегающих технологий.

За основу при оценке процессов модернизации была взята методика, предложенная для стран в работе [16], которая была адаптирована в Институте экономики промышленности НАН Украины для регионов и городов с учетом специфики системы статистического учета на постсоветском пространстве.

1. Показатель «число ученых и инженеров, полностью занятых в НИОКР на 10 000 населения» был заменен показателем «численность работников научных организаций на 10 000 населения». При определении численности работников научных организаций к учету были взяты только специалисты, выполняющие научные и научно-технические работы (исследователи и техники).

2. Показатель «число жителей, подающих заявки на патенты, на 1 млн жителей» был заменен показателем «численность авторов рационализаторских предложений на 1 млн жителей».

3. Отказ от индикатора «потребление энергии на душу населения» был вызван невозможностью получения статистической информации данного вида на уровне города.

4. В связи с тем, что отечественная система статистического учета на уровне города не рассчитывает ни общий показатель ВРП, ни показатель ВРП на душу населения, было принято решение от него отказаться. По тем же причинам было решено отказаться и от индикатора «ВВП на душу населения в условиях паритета покупательной способности». В качестве замены использовался показатель ВРП города, рассчитанный как произведение валового регионального продукта на душу населения и численности жителей города. Такой же подход был применен и при определении показателя валовой добавленной стоимости в сельском хозяйстве, промышленности и сфере услуг в силу тех же самых причин — отсутствия их статистического учета на уровне города.

5. Эти причины заставили отказаться от использования такого распространенного в развитых странах индикатора, как показатель энергетической эффективности. Этот показатель отражает эффективность энергетической сферы и рассчитывается как отношение ВВП на душу населения к потреблению энергии на душу населения.

6. Данные о распространенности сети Интернет среди жителей городов не были получены в связи с тем, что частные интернет-провайдеры не предоставляют свою информацию областным управлениям статистики.

7. Показатель ожидаемой продолжительности жизни при рождении в разрезе городов не ведется статистическими управлениями и поэтому при расчетах был принят на уровне областного значения.

В результате учета ограничений отечественной статистической базы, оценка постиндустриальной и неоиндустриальной модернизации производилась с помощью системы индикаторов, приведенных в табл. 1. Часть индикаторов универсальная и поэтому используется при оценке как постиндустриальной стадии модернизации, так и неоиндустриальной модернизации. Для каждого оценочного индикатора с целью упрощения расчетов устанавливается его максимальное значение, которое не может превышать для: постиндустриальной модернизации — 120; неоиндустриальной модернизации — 100. Если значение оценочного индикатора больше 100 (120), то значение принимается равным 100 (120) и это означает, что по данному индикатору полностью осуществлена постиндустриальная или неоиндустриальная модернизация.

 

Таблица 1. Оценочные индикаторы постиндустриальной и неоиндустриальной модернизации (авт.)

 

Модернизация

Группа индикаторов

Индикатор

Интерпретация индикатора

Постиндустриальная модернизация

Инновации в знаниях

1. Финансирование инноваций в знания

Соотношение затрат на НИОКР и ВВП

2. Человеческий вклад в инновации в знания

Число ученых и инженеров, полностью занятых в НИОКР, на 10 000 населения

Передача знаний

3. Доля лиц со средним образованием

Доля обучающихся в средних учебных заведениях среди населения соответствующего возраста (6—17 лет)

4. Доля лиц с высшим образованием

Доля студентов, получающих высшее образование, среди населения студенческого возраста (18—25 лет)

Качество жизни

5. Доля городского населения

Доля городского населения во всем населении

6. Медицинские услуги

Число врачей на 1000 жителей

7. Уровень детской смертности

Смертность детей в возрасте до 1 года на 1000 родившихся

8. Ожидаемая продолжительность жизни

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении

Качество экономики

9. ВРП города

ВВП, произведенный предприятиями и организациями города

10. Доля добавленной стоимости в материальной сфере

Доля сельскохозяйственной и индустриальной добавленной стоимости в ВВП

11. Доля труда в материальной сфере

Доля лиц, занятых в сельском хозяйстве и промышленности

Неоиндустриальная модернизация

Экономические индикаторы

1. ВРП города

ВВП, произведенный предприятиями и организациями города

2. Доля добавленной стоимости в сфере услуг

Соотношение добавленной стоимости в сфере услуг и ВВП

3. Доля занятых в сфере услуг

Соотношение занятых в сфере услуг и общей занятости

Социальные индикаторы

4. Доля городского населения

Доля городского населения во всем населении

5. Медицинские услуги

Число врачей на 1000 жителей

6.Ожидаемая продолжительность жизни

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении

Индикаторы знаний

7. Финансирование инноваций в знаниях

Соотношение затрат на НИОКР и ВВП

8. Совокупная доля студентов вузов

Доля студентов, получающих высшее образование, среди населения студенческого возраста (18—25 лет)

 

 

При выборе индикаторов огромное внимание было уделено индикаторам, способствующим оценке не только состояния (например, объем ВРП города или доля материальной стоимости), но и формирующих основу для дальнейшего развития. В первую очередь, это касается человеческого капитала, выраженного в уровне образования и возможностях задействования его креативного потенциала для развития территории. Так, рассматривая феномен креативной экономики в США, Р. Флорида выделяет следующие ее количественные параметры:

1) систематическое инвестирование в креативность в форме затрат на НИОКР; начиная с 1950-х гг., инвестиции в НИОКР выросли с 5 млрд до 250 млрд долл., что составляет более 800% с учетом инфляции;

2) стабильный рост практической отдачи от исследований в течение последнего столетия, особенно во второй его половине [1];

3) количество патентов, ежегодно выдаваемых в США, с 1900 по 1950 гг. почти удвоилось — с 25 тыс. до 43 тыс., а затем более чем утроилось, составив 150 тыс. в 1999 г.;

4) существенное увеличение количества профессионалов, занятых креативной технической работой (инженеры, ученые): с 42 тыс. в 1900 г. до 625 тыс. в 1950 г. и 5 млн в 1999 г.; в 1900 г. на каждые 100 тыс. человек в США приходилось 55 ученых и инженеров, в 1950 г. — 400, в 1980 г. — более 1 тыс., в 1999 г. — более 1800 человек;

5) значительное увеличение за последние 100 лет количества людей, работающих в области культуры и художественного творчества [19].

Каждому индикатору присваивается эталонное значение, с которым он сравнивается. Эталонные значения индикаторов, используемые при оценке постиндустриальной и неоиндустриальной модернизации, не изменяются. Результатом взвешивания индикаторов являются значения, отражающие его соответствие эталону, а среднеарифметическое данных значений представляют индексы постиндустриальной и неоиндустриальной модернизации [5].

В стандартизированном виде это выглядит следующим образом. Взвешивание индикатора производится по формуле:

а) для положительных (стимуляторов) индикаторов:

Иі = (РЗИНД / БЗИНД) х 100                                           (1)

б) для обратных (дестимуляторов) индикаторов:

Иі = (БЗИНД / РЗИНД) х 100,                                          (2)

где Иі — индекс развития і-го оценочного индикатора;

РЗИНД — реальное значение і-го оценочного индикатора;

БЗИНД — базовое (стандартное) значение і-го оценочного индикатора.

Для постиндустриальной модернизации i = 1 ÷ 11; для неоиндустриальной модернизации i = 1 ÷ 8.

Положительные индикаторы (стимуляторы) — это индикаторы, рост значения которых ускоряет процессы модернизации. К обратным индикаторам (дестимуляторам) относятся индикаторы, рост значения которых сдерживает процессы модернизации. К дестимуляторам постиндустриальной модернизации относятся следующие индикаторы: уровень детской смертности, доля добавленной стоимости и доля труда в материальной сфере. Все остальные индикаторы являются стимуляторами. При расчете неоиндустриальной модернизации дестимуляторы не используются.

После взвешивания индикаторов определяются индексы групп индикаторов и интегральный индекс стадии модернизации [12]. Индекс постиндустриальной модернизации определяется на основании четырех групп индикаторов, а неоиндустриальной — трех. Формулы расчета индексов модернизации с учетом показателей, приведенных в табл. 1, выглядят следующим образом:

а) для постиндустриальной стадии модернизации:

ИПМ = (ИЗ + ПЗ + КЖ + КЭ) / 4,                             (3)

где ИПМ — индекс постиндустриальной модернизации;

ИЗ — индекс инноваций в знаниях (ИЗ = ΣИі/2, i = 1÷2);

ПЗ — индекс передачи знаний (ПЗ = ΣИі/2, i = 3÷4);

КЖ — индекс качества жизни (КЖ = ΣИі/4, i = 5÷8);

КЭ — индекс качества экономики (КЭ = ΣИі/3, i = 9÷11);

б) для неоиндустриальной модернизации:

ИНИМ = (ЭИ + СИ + ИЗ) / 3,                                    (4)

где ИНИМ — индекс неоиндустриальной модернизации;

ЭИ — индекс экономических индикаторов (ЭИ = ΣИі/3, i = 1÷3);

СИ — индекс социальных индикаторов (СИ = ΣИі/3, i = 4÷6);

ИЗ — индекс индикаторов знаний (ИЗ = ΣИі/2, i = 7÷8).

Постиндустриальная модернизация состоит из нескольких фаз, которые отражают стадию развития процессов постиндустриальной модернизации (табл. 2). Фаза развития для неоиндустриальной модернизации не определяется.

 

Таблица 2. Классификация фаз и значения сигнальных индикаторов постиндустриальной модернизации (авт.)

 

Фаза

Доля добавленной стоимости в отраслях материального производства

Доля занятости в отраслях материального производства

Фаза расцвета

<20%

<20%

Фаза развития

≥20%, <30%

≥20%, <30%

Начальная фаза

≥30%, <40%

≥30%, <40%

Подготовительная фаза

≥40%, <50%

≥40%, <50%

 

 

Каждой фазе соответствуют следующие заданные значения: подготовительная фаза — 0; начальная фаза — 1; фаза развития — 2; фаза расцвета — 3. Расчет фазы, в которой находится развитие постиндустриальной модернизации, производится по формуле:

ФПМ = (ДДСМП + ДЗАН) / 2, (5)

где ДДСМП — заданное значение фазы, определенное, исходя из реального показателя добавленной стоимости материального производства (1÷3);

ДЗАН — заданное значение фазы, определенное, исходя из реального показателя доли занятости в материальном производстве в структуре общей занятости (1÷3).

Проведенные расчеты позволили разделить выбранные для исследования города Луганской и Донецкой областей Украины на три группы: лидеры (> 70 пунктов), середняки (от 50 до 70 пунктов) и аутсайдеры (≤ 50 пунктов) (табл. 3—4, расчеты и оценки осуществлялись еще в докризисный, довоенный период, подтверждая, тем самым, возможность использования предложенной методики)[1]. Лидером постиндустриальной модернизации является город Луганск — интеллектуальный, производственный и культурный центр области. Среди середняков — города Алчевск и Северодонецк, являющиеся крупными индустриальными центрами Луганской области, в каждом из которых производится более 22% промышленной продукций региона.

На основе индикаторов, приведенных в табл. 2, была проведена оценка стадии развития постиндустриальной модернизации городов Луганской области. Результаты показали, что все города находятся в подготовительной фазе. Аналогичная ситуация сложилась и среди промышленных городов Донецкой области. Лишь города Донецк и Славянск на «полшага» впереди «пелотона». Но и они, оторвавшись немного от преследователей, дальнейшего ускорения в сторону развития процессов постиндустриальной модернизации не проявляют [10]. Главным препятствием в ускорении процессов постиндустриальной модернизации городов обеих областей является ориентация их экономики на индустриальное развитие (табл. 3).

 

Таблица 3. Индексы постиндустриальной модернизации некоторых промышленных городов Донецкой и Луганской областей (авт.)

 

Города Луганской области

2000

2005

2010

2013

Города Донецкой области

2000

2005

2010

2013

Лидеры

Луганск

58

72

71

71

Донецк

74

76

78

76

 

 

 

 

 

Краматорск

66

72

71

76

Середняки

Алчевск

55

62

67

66

Славянск

60

60

57

57

Северодонецк

55

68

59

56

Мариуполь

60

59

57

56

Аутсайдеры

Свердловск

45

44

44

47

Артемовск

52

50

50

49

Стаханов

46

45

44

45

Енакиево

47

47

47

49

Рубежное

48

47

43

44

Макеевка

53

53

47

47

Антрацит

41

40

41

43

Авдеевка

42

45

43

43

Красный Луч

43

42

40

43

Горловка

53

43

41

41

Лисичанск

42

40

41

42

Красноармейск

38

41

36

37

Ровеньки

43

42

41

42

Харцызск

45

44

45

34

 

 

Среди лидеров неоиндустриального развития «столицы» каждой из исследуемых областей. Это лидерство обеспечено концентрацией на их территории транспортных, финансовых, образовательных и научных центров, наличием сильного политического влияния в регионе.

Согласно выбранному диапазону индекса модернизации, г. Рубежное Луганской области вошел в группу городов-середняков по развитию неоиндустриальной модернизации (табл. 4). Все города, которые вошли в первые две группы (лидеры и середняки), достигли этого благодаря проведению на территории города научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, для которых необходимы квалифицированные кадры и соответствующие финансовые затраты [11].

В подавляющем количестве городов процессы постиндустриализации и неоиндустриализации носят устойчивый «затухающий» характер, что требует внесения в стратегии развития области и городов срочных и решительных мер по изменению сложившихся тенденций. В противном случае на данных территориях возможно ускорение процессов деиндустриализации, что приведет к дальнейшей деградации промышленного и человеческого капитала этих двух областей (табл. 4).

 

Таблица 4. Индекс неоиндустриальной модернизации некоторых промышленных городов Донецкой и Луганской областей (авт.)

 

Города Луганской области

2000

2005

2010

2013

Города Донецкой области

2000

2005

2010

2013

Лидеры

Луганск

69

69

71

71

Донецк

73

73

75

75

Середняки

Алчевск

66

64

64

65

Краматорск

56

66

63

68

Северодонецк

63

62

59

60

Мариуполь

56

59

60

60

Рубежное

57

53

52

53

Славянск

50

56

53

57

 

 

 

 

 

Макеевка

53

57

52

51

 

 

 

 

 

Артемовск

48

51

51

51

Аутсайдеры

Антрацит

50

48

50

50

Енакиево

46

47

49

50

Красный Луч

52

49

48

50

Авдеевка

40

41

43

44

Лисичанск

49

48

49

50

Горловка

52

46

44

43

Свердловск

50

48

49

50

Харцызск

44

45

46

37

Ровеньки

50

48

49

49

Красноармейск

35

42

35

36

Стаханов

51

48

49

49

 

 

 

 

 

 

 

Стратегия развития Луганской области и ее промышленных городов должна была бы строиться (имеется в виду ситуация, если бы не было военных действий на этой территории) на основе модели неоиндустриализации, предполагающей развитие сферы высокотехнологичной индустрии, автоматизации и компьютеризации производительных сил, замене физического труда умственным, что кардинальным образом поменяет характера труда и структуру трудового баланса города. Развитию подлежат отрасли и сектора экономики, использующие достижения фундаментальной и прикладной науки, инженерной и конструкторской мысли для увеличения доли автоматизации, компьютеризации и машинизации рабочих мест, физического и умственного труда [17].

Переход на наукоемкие передовые технологии может спровоцировать революционные изменения в методах производства товаров. Это изменит всю основу формирования городов, которые до сих пор формировались за счет крупного промышленного производства. Изменения выразятся в уходе от крупномасштабного производства к современному индивидуальному производству. В свою очередь индивидуализация повлечет за собой отказ от некоторых технологических процессов, которые были отлажены до совершенства в индустриальную эпоху [20]. Доминирующий тип производства, при котором большим объемом выпуска изготавливается периодически повторяющаяся партия изделий в рамках ограниченной номенклатуры, уступит место современному индивидуальному производству, которое осуществляется отдельным человеком (индивидом) на совершенном компактном высокотехнологичном оборудовании (типа 3D-принтеров), но уже с новыми более качественными характеристиками, чем это было при переходе к серийному производству в эпоху индустриализации.

Первые успехи уже есть. Например, создание 3D-принтеров[2], устройств, использующих метод послойного создания физического объекта по цифровой 3D-модели, привело к тому, что каждый сможет сделать себе именно то, что ему нужно, прямо на дому или в ближайшей мастерской. Естественно, для их использования необходим очень важный нематериальный фактор — знания, позволяющие пользоваться этой технологией. Эти неоиндустриальные технологии дают возможность переносить производственные возможности если не домой, то в ближайший сервисный пункт. В результате мы может снова вернуться к ремесленничеству, но уже в новой его форме [3].

Скорость перехода социально-экономического развития Донецкой и Луганской областей и их городов в новое качество зависит от эффективности взаимодействия и уровня консолидации усилий власти, крупных корпораций, науки и общества, оформленное в виде долгосрочной стратегии развития региона и городов и детализированное в кратко- и среднесрочных программах по реализации основных стратегических направлений развития [15]. Сегодня, по мнению авторов, это единственный инструмент модернизации местных органов власти, который при правильном использовании может в ближайшем будущем дать существенный социально-экономический эффект.

Наилучшим способом реализации такого программно-стратегического подхода в Донбассе будет сотрудничество в рамках государственно-частного партнерства следующих структур — отечественных крупных корпораций (СКМ, ДТЭК, Метинвест, Донецксталь, ИСД, Group DF и т.п.), международных аудиторско-консалтинговых фирм высокого уровня (Эрнст энд Янг, Прайс Вотерхаус Куперс и т.п.) и отечественных экспертно-научных организаций НАН и МОН Украины (Институт экономики промышленности, Институт экономико-правовых исследований, Донецкий национальный технический университет, Донецкий национальный университет, Донецкий государственный университет управления, Национальный институт стратегических исследований и его Донецкий филиал, Луганский национальный университет им. Т. Шевченко, Восточноукраинский национальный университет им. В. Даля, Луганский национальный аграрный университет и т.п.) и органов городского самоуправления. Это взаимодействие может быть оформлено в форме соответствующего консорциума (рис. 1).

Опыт такого эффективного взаимодействия в Донбассе есть. В результате многолетнего сотрудничества Донецкого горисполкома с Институтом экономики промышленности НАН Украины была подготовлена Стратегия социально-экономического развития города Донецка на период до 2020 г., которая успешно реализовывалась (до начала военных действий) через ряд долгосрочных программ[4].

Рис. 1. Схема взаимодействия субъектов в рамках ГЧП

 

Стратегия развития Луганска была разработана в сотрудничестве с Национальным институтом стратегических исследований. В Донецке на основании Стратегии развития города до 2020 г. городским советом совместно с Институтом экономики промышленности НАН Украины были разработаны «Программа инвестиционного развития города Донецка на период до 2020 г.», «Комплексная программа «Энергосбережение в г. Донецке на 2010—2015 гг.», «Целевая программа развития и поддержки малого и среднего предпринимательства в городе на период до 2020 г.», «Общие методические положения по развитию элементов региональной инфраструктуры микрострахования и гарантирования кредитов малому предпринимательству» и ряд др.

Значительное внимание уделяется изучению проблем получения агломерационного эффекта от взаимодействия городов региона Донбасс [2; 3; 14]. Это связано, в первую очередь, с развитием вертикальных и горизонтальных механизмов использования возможностей городов — ядер, способных оказать положительное влияние на социохозяйственные комплексы городов-спутников, проявляющееся в росте производственного и интеллектуального потенциалов, в развитии производственной и социальной инфраструктуры, в становлении новых перспективных отраслей производства городской агломерации.

 

 

Литература
1. Аганбегян А.Г., Михеева Н.Н., Фетисов Г.Г. Модернизация реального сектора экономики: пространственный аспект // Регион: экономика и социология. 2012. № 4.
2. Амоша А.И., Котов Е.В., Ляшенко В.И. Ответственность отечественных корпораций в развитии малого бизнеса в контексте стратегии модернизации промышленных городов // Вісник Донецького державного університету управління «Менеджер». 2013. № 3 (65).
3. Амоша А.И., Котов Е.В., Ляшенко В.И. Развитие малого бизнеса — ведущая форма социальной ответственности крупных отечественных корпораций в модернизации городов своего присутствия // Політика корпоративної соціальної відповідальності в контексті сталого соціально-економічного розвитку: матеріали І Міжнар. наук.-практ. конф. (секція 2 «Стратегія інституційного розвитку соціально орієнтованої економіки України»), м. Донецьк, 5—6 грудня 2013 р. Донецьк: Донецький державний університет управління, 2013.
4. Андерссон А., Андерссон Д. Ворота в глобальную экономику / Под ред. В.М. Сергеева; пер. с англ. М., 2001.
5. Антонова О.И. Региональная дифференциация смертности от внешних причин // Вопросы статистики. 2007. № 10.
6. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 2004.
7. Губанов С.С. Державный прорыв. Неоиндустриализация России и вертикальная интеграция. М., 2012.
8. Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество / Пер. с англ. М., 2004.
9. Доклад о мировом развитии 2009. Новый взгляд на экономическую географию. Обзор. Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН). М., 2010.
10. Замараев Б., Киюцевская А., Назарова А., Суханов Е. Замедление экономического роста в России // Вопросы экономики. 2013. № 8.
11. Замараев Б., Назарова А., Суханов Е. Финансовые ограничения вслед за инвестиционной паузой // Вопросы экономики. 2014. № 10.
12. Зубаревич Н.В. Выход из кризиса: региональная проекція // Вопросы экономики. 2012. № 4.
13. Котов Е.В., Ляшенко В.И. Оценка уровня модернизации городов и регионов при разработке стратегий опережающего развития // Устойчивое развитие экономики: опережающее развитие. Симферополь, 2013.
14. Котов Е.В., Ляшенко В.И. Оценка социально-экономического потенциала модернизации промышленного региона // Актуальные проблемы социально-экономического развития государства, регионов, предприятий и предпринимательства: Монография. Львів, 2013.
15. Михеева Н.Н. Структурные факторы региональной экономики: измерения и оценка // Пространственная экономика. 2013. № 1.
16. Обзорный доклад о модернизации в мире и Китае (2001—2010) / Под общ. ред. Н.И. Лапина; пер. с англ. М., 2011.
17. Оболенский В. Внешнеэкономические связи России: некоторые уроки глобального кризиса // Вопросы экономики. 2012. № 5.
18. Павлов К.В. Модернизация и инновационное развитие экономики на разных уровнях управленческой иерархии: Монография. Ижевск, 2014.
19. Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. М., 2007.
20. Чернявский А.В. Проблемы сбалансированности региональных бюджетов и пути их решения // Финансы. 2014. № 8.
21. URL://http://www.naked-science.ru/article/hi-tech/gigantskii-3d-printer-stroit-d]
Просмотров: 293 Комментариев: 0
Похожие статьи
  1. МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ТРАЕКТОРИИ ОБУЧАЮЩИХСЯ ПОСРЕДСТВОМ МЕНЕДЖМЕНТ-СОПРОВОЖДЕНИЯ
  2. АНАЛИЗ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ПСИХОМОТОРИКИ С ПСИХОФУНКЦИОНАЛЬНЫМИ КАЧЕСТВАМИ АДАПТИРОВАННЫХ ЛИЦ (СПОРТСМЕНОВ) ПО РЕЗУЛЬТАТАМ МОДЕЛИРОВАНИЯ
  3. ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНЫХ ВЗГЛЯДОВ НА СОТРУДНИЧЕСТВО ГОСУДАРСТВА И ЧАСТНОГО КАПИТАЛА В РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018