+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Март, 2016
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 1, 2016
ПОНЯТИЕ КОМПЛЕКСНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРОВЕРКИ (LEGAL DUE DILIGENCE)
Автор/авторы:
НЕЧУХАЕВА ОЛЕСЯ ВЛАДИМИРОВНА,
аспирант кафедры предпринимательского права
Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
Контакты: ул. Садовая-Кудринская, д. 9, Москва, Россия, 125993
E-mail: nechukhaeva.olesya@gmail.com
УДК: 346.26
Аннотация: Дается краткий исторический обзор развития и понимания комплексной юридической проверки. Рассматриваются ключевые аспекты проведения данного вида проверки. Приводятся различия между комплексной юридической проверкой и аудитом.
Ключевые слова: аудит, аудитор, аудиторская организация, комплексная юридическая проверка
Дата публикации: 17.03.2016
Дата публикации на сайте: 30.04.2016
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Нечухаева О.В. Понятие комплексной юридической проверки (legal due diligence) // Современная наука. № 1. 2016. С.45-51.
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Принято считать, что термин «due diligence» берет свое начало в общем праве, также известном как прецедентное — праве, разрабатываемом благодаря решениям судей в спорах. Точное происхождение due diligence не установлено. По состоянию на 2000 г. в юридическом словаре Блэка содержалось следующее определение: усердие (заботливость, осмотрительность), разумно ожидаемое (и обычно им соблюдаемое) от лица, стремящегося удовлетворить юридические требования или выполнить обязательства [7, с. 3, 4].

Современное издание юридического словаря Блэка приводит более уточненное в отношении сферы применения определение термина «due diligence»: относительно корпораций и ценных бумаг — проверка возможного покупателя или брокера и анализ компании-цели, части собственности или недавно выпущенных ценных бумаг. Отказ осуществить проверку может иногда повлечь ответственность, например, когда брокер рекомендует ценные бумаги, не проверив их в достаточной мере [26].

Концепция «diligence» — усердие (заботливость, осмотрительность) — берет начало от принципа римского права diligentia (в переводе с лат. — заботливость, внимательность). Римское право различало два типа заботливости: diligentia quam suis rebus (забота, соблюдаемая лицом при ведении своих дел) и diligentia exactissima или diligentia boni patrisfamilia (более требовательная забота, осуществляемая главой семейства).

В английском праве понятие усердия (заботливости, осмотрительности) начало использоваться в начале XVII в., и к XVIII в. были разработаны три вида:

  1. распространенное или обычное;
  2. высокое или большое (чрезвычайное усердие);
  3. низкое или небольшое (лицо с низким уровнем благоразумия принимает на себя заботы).

В теории поднимается вопрос о том, какой из перечисленных выше видов усердия подпадает под термин «due» (в переводе с англ. — должное).

В США термин «due diligence» описывает общую обязанность прилагать усердие (соблюдать осмотрительность, осуществлять заботу) при любой сделке. Например, в сфере права ценных бумаг термин отсылает к такой обязанности должностных лиц, директоров и др.

Прецедентное право США предлагает общий стандарт: чем больше усердия (осмотрительности, заботы) при осуществлении сделки, тем меньше риск возникновения последующих проблем. Для собственной безопасности сторона может прибегнуть к строгому «высокому римскому» стандарту [7, с. 3, 4].

В контексте коммерческих сделок США термин «due diligence», несомненно, берет начало в секции 11(b)(3) Закона о ценных бумагах 1933 г. Эта секция обеспечивает защиту лицам, проводившим разумное исследование фактов, включенных в проспект эмиссии ценных бумаг. С тех пор такой процесс оценки в США был назван «due diligence» [12, с. 4].

В ирландском праве также отсутствует легальное определение «legal due diligence» или значение термина «due diligence». Однако практиками приводится собственное определение понятия «legal due diligence», как оно понимается в Ирландии: «Проведение лицом до заключения контракта такого исследования имущества и ответственности бизнеса позволит данному лицу дать оценку, подкрепленную информацией, c целью распределения между сторонами юридического риска относительно обнаруженных в ходе проверки фактов» [9, с. 323].

Иной подход прослеживается в Шотландии. Так, анализ показал, что в юридических словарях «due» означает уплачиваемый или немедленно осуществимый, «diligence» включает в себя заботу, внимательность и применимость. В шотландском праве diligence также означает процесс оплаты. Вместе слова образуют интересное указание на осуществимость процесса. Принимая во внимание цель due diligence и эволюцию термина, неудивительно, что юридический процесс стал всеобъемлющим в связи с развитием бизнеса и законодательства [12, с. 3].

Стандарт due diligence имеет довольно длинную историю в международном праве. В трудах юристов XVII в., включая Гуго Гроция, Ричарда Зуша и Самуэля Пуфендорфа, упоминалась обязанность суверенов по предотвращению причинения вреда иностранным гражданам, по привлечению частных лиц, совершивших акты насилия в отношении иностранцев, к наказанию и гарантированию компенсации. Данный взгляд на стандарт усердия (осмотрительности, заботы), подлежащий соблюдению государственными властями, расширялся и разрабатывался на протяжении XVIII, XIX и начала XX вв., в частности, в контексте арбитражных решений относительно ответственности за несоблюдение защиты иностранцев и их собственности от вреда в результате частных актов насилия.

В то время как в каждом из этих арбитражных решений исследовались фактические обстоятельства отдельного дела и решался вопрос о том, соблюдало ли государство необходимый уровень усердия (осмотрительности, заботы) относительно предотвращения причинения вреда индивиду или собственности, не было достигнуто согласия по вопросу в том, что собой представляют определенные характеристики должного усердия (осмотрительности, заботы) [3, с. 48].

Как отмечал Ян Браунли в отношении принципов, применимых к государственной ответственности за причинение вреда иностранному гражданину или его собственности в результате актов насилия и восстания: «Писатели соглашаются, что правило неответственности не может применяться там, где государство не проявило должного усердия (осмотрительности, заботы). Тем не менее, решения судов и других источников не предлагают определения «due diligence». Очевидно, что слишком доктринальное определение не будет подходящим с тех пор, как применяется стандарт, варьирующийся от обстоятельств. Однако, если термин «due diligence» будет взят для обозначения объективно высокого стандарта поведения, то исключения подавят правило» [1, с. 438].

В современной литературе подходы к пониманию due diligence становятся более единообразными.

Так, под due diligence понимается процесс, во время которого физическое лицо или организация занимаются поиском достаточного количества информации о коммерческом юридическом лице для формирования осознанного суждения о его ценности для определенных целей.

Due diligence проводится в различных ситуациях: при поглощении, получении займа, инвестировании, подготовке предложения о слиянии, оценке стоимости подразделения компании, продаже и др. [2, с. 1].

Линда Спеддинг дополняет перечень случаев проведения такой проверки. Традиционно due diligence включал в себя процесс изучения как аспектов ключевых бизнес-сделок, так и операционную деятельность. Due diligence стал нормой при принятии решений относительно:

  1. совместных предприятий;
  2. слияний и поглощений;
  3. отбора подходящих партнеров;
  4. выбора юрисдикции или места положения;
  5. покупке или продаже активов [12, с. 3].

Выделяются две формы due diligence.

Одной из них, характерной для англосаксонской практики, присуще проведение всеобъемлющего юридического и финансового due diligence и значительное раскрытие информации перед подписанием соглашения. Сделка целиком и полностью излагается в документах, которые устанавливают в деталях правила, регулирующие права и обязанности сторон.

Второй формой, практикуемой в остальном мире, напротив, предусматривается более скромный объем предварительного юридического и финансового due diligence с соответствующим ограниченным уровнем раскрытия информации [4, с. 4].

Legal due diligence (юридический) можно рассматривать и как одну из разновидностей общего due diligence.

В некотором смысле корпорация — это просто комплексный набор юридических отношений, сеть контрактов. В этом случае legal due diligence на самом деле является зеркальным отражением оставшейся части процесса проведения due diligence. В то время как покупатель исследует природу приобретаемого бизнеса, legal due diligence подтверждает с юридической уверенностью впечатления, которые покупатель получил от других частей due diligence. Legal due diligence также может сообщить покупателю о природе бизнеса и часто обнаружить значительные аспекты поверхностных частей деятельности компании или более часто нижние части, которые покупатель еще не обнаружил [5].

Legal due diligence включает в себя оценку возможных юридических рисков, которые могут повлиять на компанию в будущем. Такие юридические риски могут быть связаны с корпоративным статусом, контрактами, имуществом, интеллектуальной собственностью, ценными бумагами и даже работниками интересующей компании.

Legal due diligence может помочь избежать юридические и регуляторные ловушки путем их определения и уменьшения на первоначальных стадиях сделки.

Причины проведения legal due diligence включают в себя:

  1. достижение лучшего понимания бизнеса. Legal due diligence предоставляет информацию о компании, позволяющей покупателю структурировать покупку, и способствует ровному общению обеих сторон на переговорах;
  2. оценку компании. Покупатель может использовать информацию, полученную в ходе проведения legal due diligence для определения размера денежных средств на покупку компании. Идентифицируются предупреждающие сигналы о занижении потенциальной ответственности, судебных делах, в которых участвует компания, вознаграждении работников и трудовых соглашениях, любой страховой политике, которая может принести пользу компании, правах и обязанностях, прошлых уголовных или административных делах или расследованиях в отношении компании, ее аффилированных лиц и/или текущих и бывших членах команды;
  3. подготовку проектов соответствующей документации. Информация, собранная в процессе legal due diligence, будет полезной при подготовке и обсуждении соглашения [11, с. 248].

Питер Хаусон также выделяет схожие цели проведения legal due diligence:

  1. раскрытие потенциальной ответственности;
  2. обнаружение любых юридических или договорных помех;
  3. формирование основы финального соглашения [6, с. 68].

Так, в деле Пресайз (521) Плс. Против Уильяма М. Мерсера Лтд. [24], рассмотренном канцлерским отделением Высокого суда правосудия Великобритании, legal due diligence проводился в отношении программы пенсионного обеспечения; Сайнсбери Супермаркет Лтд. против Оливью Лтд. [25], рассмотренном канцлерским отделением Высокого суда правосудия Великобритании, — для продвижения маркетинга и/или продажи; Майкл Вилсон и Партнеры Лтд. против Нихолс [22], рассмотренном Верховным Судом Нового Южного Уэльса, Австралия, — для сделки по поглощению.

Ключевой целью legal due diligence является дача возможности частным инвесторам (и банковским инвесторам, также обычно являющихся адресатами отчета) понять и, где это возможно, определить количество любых юридических рисков, связанных с совершением сделки или с самой проверяемой компанией.

По своему существу legal due diligence в данном случае является юридическим аудитом; каждая ключевая область бизнеса интересующей компании подлежит исследованию, и в отчете подчеркиваются вопросы или зоны риска, типично вытекающие из споров или несоответствия требованиям закона, природа которых может быть как несущественной, так и значительной [14, с. 36].

Однако сам due diligence, безусловно, отличается от аудиторской проверки. Так, Артур Ценг выделяет следующие различия в практике США:

  1. due diligence может покрывать будущие периоды;
  2. проведение due diligence не определяется общепринятыми стандартами аудита (Generally Accepted Auditing Standards (GAAS) в каждой стране;
  3. due diligence использует результаты аудита;
  4. due diligence фокусируется на качестве доходов, в то время как аудит — обычно на бухгалтерском балансе;
  5. due diligence может обратиться к недостаткам в системах, инфраструктуре и качестве персонала. Форма отчета по результатам финансового due diligence не определена GAAS в отличие от аудита. Следующее ключевое различие — финансовый due diligence не проверяет точность лежащей в основе информации, а процедуры due diligence согласовываются с клиентом [13, с. 1].

Аналогичную точку зрения высказали Вильям Крилли и Эндрю Шерман: due diligence намного шире аудита. Due diligence более связан с будущей прибылью юридического лица, в то время как аудит в основном ориентирован на определение финансового положения в прошлом [2, с. 1-01].

Иногда процесс проведения legal due diligence может быть спутан с процессом раскрытия информации, так как оба имеют схожий предмет изучения, и результатом их проведения является достаточно детализированный документ, в котором подчеркиваются различные юридические вопросы, интересующие покупателя. Однако различие между данными двумя процессами должно быть осторожно установлено.

Процесс legal due diligence обычно проводится покупателем. Консультанты покупателя предоставляют опросник, содержащий всесторонние вопросы, ответы на которые составят основу отчета. Даже если legal due diligence проводится продавцом, покупатель сохраняет право задать более детальные или глубокие вопросы для дополнения отчета. В результате достоверность legal due diligence целиком зависит от точности и всеобъемлемости предоставленных ответов: если какие-либо из таких ответов ненадлежащие или вводящие в заблуждение (преднамеренный отказ, небрежность и др.), то это отразится на качестве legal due diligence.

Напротив, раскрытие осуществляется продавцом, требуя от него предоставить детали любых существенных фактов, приводящих к нарушению (или потенциальному нарушению) гарантий. Таким образом, в то время, как данные процессы различны, между ними существует взаимодействие. Полученные в результате legal due diligence данные, сообщат о необходимых для включения в договор купли-продажи гарантиях; равным образом, факт, что формальное раскрытие необходимо для квалификации данных гарантий значит, что информация как удостоверяет, так и дополняет ответы на вопросы legal due diligence [14, с. 37].

Не отличается и понимание legal due diligence российскими практиками. Так, согласно М. Букашину и С. Почаеву legal due diligence «представляет собой процедуру выявления правовых рисков с целью определения коммерческой привлекательности планируемой сделки по приобретению какого-либо актива компании, земельного участка, объекта недвижимости… Проведение due diligence в совокупности с иными инструментами, в частности независимой оценкой, позволяет покупателю определить реальную стоимость объекта инвестирования, зачастую снизить цену сделки. Продавец, напротив, может по результатам проведения процедуры обосновать привлекательность компании с точки зрения отсутствия правовых, а, следовательно, и экономических рисков» [15].

А. Бычков в своей статье «Должная осмотрительность при покупке бизнеса» частично раскрывает значение проведения комплексной юридической проверки (legal due diligence) и верно подчеркивает, что «прежние владельцы бизнеса могут оказаться недобросовестными и непосредственно после сделки произвести отчуждение активов с баланса компании, но до того, как покупатели станут ее новыми владельцами… В судебной практике в настоящее время выработан подход, в соответствии с которым правом на оспаривание решений общих собраний (годовых и внеочередных) участников общества имеют только участники общества, т.е. те лица, которые имели статус участника общества на момент принятия соответствующего решения. Если лицо приобрело статус участника общества после принятия такого решения, то правом на его оспаривание оно не обладает. Данное решение, по мнению судов, не может рассматриваться как нарушающее права и законные интересы лица, приобретшего права на долю или часть доли после принятия решения (Определение ВАС РФ от 4 марта 2013 г. № ВАС-1527/13 по делу № А59-1697/2-12). В связи с этим подача искового заявления в арбитражный суд лицом, не обладающим материальным правом на иск, является основанием для отказа в удовлетворении предъявленного требования (постановление Президиума ВАС РФ от 2 июля 2013 г. № 2416/13)» [16].

Определение временного интервала, подпадающего под проверку, зависит частично от располагаемого покупателем времени и суммы денег, которую он готов потратить на изучение приобретаемой компании. Также временные границы зависят от положения компании в сообществе, количества лет ее нахождения в бизнесе, была ли она проаудирована крупными фирмами, текучести менеджмента и других факторов, позволяющих создать основную стабильность компании.

Более того due diligence различается в зависимости от типа компании. Due diligence при поглощении крупной, диверсифицированной, производственной компании, чьи акции обращаются на нескольких биржах, очевидно, намного обширнее, чем due diligence маленькой, ориентированной на единственный продукт, национальной, частной компании. Due diligence публичных компаний более сложный, чем частных.

Следующий определяющий фактор — источник финансирования. При поглощениях, финансируемых из собственного капитала, все стороны заинтересованы в раннем обнаружении проблем, потому что решение последующих проблем, которые могли или должны были быть обнаружены, является дорогим и может привести к судебным искам против всех вовлеченных сторон [7, с. 6].

Стоит помнить, что legal due diligence фокусируется на ключевых аспектах конкретной проверяемой компании. Например, legal due diligence сервисной или технологической компании может фокусироваться в значительной степени на интеллектуальной собственности, основных контрактах и трудовых соглашениях с ключевыми работниками. Legal due diligence компании, занимающейся тяжелой промышленностью, может фокусироваться на тех же аспектах, но дополнительно — на вопросах экологии и недвижимости. Центр внимания legal due diligence зависит от атрибутов конкретной компании, ее индустрии, типа бизнеса или определенных рисков.

На более общем уровне legal due diligence будет сконцентрирован, по крайней мере, на следующих вопросах: структура компании, основные контракты, интеллектуальная собственность, судебные разбирательства, залоговые обязательства и ключевые сотрудники.

Legal due diligence структуры компании включает изучение учредительных документов и документов о корпоративном управлении (например, свидетельства о регистрации, устава, правил внутреннего распорядка, соглашений участников, акционерных соглашений) с целью убеждения в том, что компания обладает требуемыми полномочиями для завершения сделки, и определить содержатся ли в документах о корпоративном управлении требования о предпринятии особых действий для завершения данной сделки.

Legal due diligence основных контрактов включает определение в контрактах следующих моментов:

  1. существенные условия;
  2. ограничения по переуступке прав и обязанностей;
  3. изменение контрольных условий;
  4. условия по неисполнению договора.

Legal due diligence интеллектуальной собственности обычно фокусируется на товарных знаках, фирменных наименованиях, патентах, авторских правах, результатах интеллектуальной деятельности, лицензиях, претензиях о нарушениях с целью подтверждения права собственности на результаты интеллектуальной деятельности, понимании вопроса о лицензионных соглашениях и возможности потенциальных претензий о нарушениях [8].

Эдвин Миллер предлагает в отношении работников, консультантов компании и исполнителей по договору рассмотреть соглашения о конфиденциальности и неконкуренции, а также перечень сотрудников (включая бывших), не являющихся сторонами таких соглашений [10].

В своем выступлении на семинаре «Корпоративные сделки: актуальные правовые и практические вопросы» Максим Мозгов, адвокат, руководитель направления due diligence Адвокатского Бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» выделил основные блоки для юридической проверки приобретаемой компании:

  1. корпоративная история компании (правильность действий при создании компании, оформлении внесения вкладов в уставной капитал, распределении компетенций между органами управления);
  2. права на имущество (недвижимое и ценное движимое);
  3. интеллектуальная собственность;
  4. трудовые договоры;
  5. существующие споры (в том числе и на досудебной стадии);
  6. хозяйственные договоры.

Также автор советует дополнительно обратить внимание на такие важные сферы, как экология, промышленная безопасность и лицензируемая деятельность (правовой аспект) [28].

Карл Доерксен предлагает обратить внимание на немного иные аспекты проверяемой компании:

  1. организационные документы — уставы, документы об учреждении, перечень присвоенных наименований и др.;
  2. финансовая документация — отчеты о доходах и балансы за три года;
  3. ипотечные залоги, аренда;
  4. лицензии, разрешения и уведомления о согласии;
  5. газетные вырезки и релизы о компании;
  6. перечень основных средств;
  7. копии контрактов и иных соглашений;
  8. перечень оказываемых услуг;
  9. документы сотрудников — резюме, контракты, зарплаты, бонусы, личные дела и правила внутреннего распорядка;
  10. копии судебных споров — разрешенных и в процессе рассмотрения;
  11. политика страхования и страховые требования;
  12. гарантийные требования и жалобы и др. [27].

Так, в деле Лонедайл Лтд. против Шотландских Моторных Аукционов [20], рассмотренном Сессионным судом, проводился выборочный legal due diligence; Марплайс (Номер 512) Лтд. против Шаффе Стрит (Фирма) [21], рассмотренном канцлерским отделением Высокого суда правосудия Великобритании, также проводилась ограниченная проверка, направленная на оценку собственности, завода и оборудования проверяемого лица; Миллс Оаклей Юристы, частная компания с ограниченной ответственностью против Хуон Проперти Холдингс, частная компания с ограниченной ответственностью [23], рассмотренном Верховным судом Австралии, — касательно ключевых вопросов трудоустройства и прав сотрудников, предложенного приобретения трех наименований собственности, вопросов экологии и важных контрактов; Балестрире ПЛЛС против СМА Трайдинг, Инкорпоратид [19], рассмотренном Судом южного округа Нью-Йорка, США, — относительно товарных сделок.

Считаем, что по своему смыслу комплексная юридическая проверка (legal due diligence) схожа с проведением аудита по целям и значению при принятии важных для бизнеса решений. Только комплексная юридическая проверка (legal due diligence) имеет своим объемом проверки деятельность проверяемого лица в правовом поле, а аудит — бухгалтерскую (финансовую) сферу.

Также схожи по своей сущности отчет о проведении комплексной юридической проверки (legal due diligence) и аудиторское заключение как официальные документы, закрепляющие результаты проверки и содержащие выраженное мнение о соответствии правовой деятельности проверяемого лица требованиям текущего законодательства и о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица, соответственно.

Стоит отметить отсутствие на данный момент легального определения и законодательного регулирования проведения комплексной юридической проверки (legal due diligence), в том числе применимых стандартов аудиторской деятельности (как федеральных, так и международных).

Напомним, что под аудиторской деятельностью (аудиторскими услугами) понимают деятельность по проведению аудита и оказанию сопутствующих услуг [17]. К последним относят обзорные проверки, согласованные процедуры и компиляцию финансовой информации [18].

Однако законодательно позволено аудиторским организациям и индивидуальным аудиторам помимо аудиторских услуг оказывать прочие связанные с аудиторской деятельностью услуги, в том числе юридическую помощь в областях, связанных с аудиторской деятельностью, включая консультации по правовым вопросам, представление интересов доверителя в гражданском и административном судопроизводстве, в налоговых и таможенных правоотношениях, в органах государственной власти и органах местного самоуправления, а также разработку и анализ инвестиционных проектов, составление бизнес-планов [17].

На практике данная норма позволяет многим крупным аудиторским компаниям (существует законодательное ограничение для аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов на занятие какой-либо иной предпринимательской деятельностью, кроме оказания аудиторских услуг и прочих связанных с аудиторской деятельностью услуг) [17] предоставлять услуги по проведению комплексной юридической проверки (legal due diligence).

Таким образом, проведение комплексной юридической проверки (legal due diligence) не будет являться аудиторской деятельностью, даже если ее проведение осуществляется индивидуальными аудиторами и аудиторскими организациями, ведь к аудиторской деятельности причисляют лишь проверки, осуществляемые в соответствии с требованиями и порядком стандартов аудиторской деятельности [17]. 

Литература
1. Brownlie I. Principals of Public International Law. 2003.
2. Crilly W., Sherman A. The AMA Handbook of Due Diligence. 2010.
3. Due Diligence and Its Application to Protect Women from Violence. 2008.
4. Due Diligence for Global Deal Making: The Definitive Guide to Cross-Border Mergers and Acquisitions, Joint Ventures, Financings, and Strategic Alliances. Rosenbloom. 2002.
5. Frankel M.E.S. Mergers and Acquisitions Basics: The Key Steps of Acquisitions, Divestitures, and Investments. 2005.
6. Howson P. Due Diligence: The Critical Stage in Mergers and Acquisitions. 2003.
7. Lajoux A.R., Elson C. The Art of M&A Due Diligence: Navigating Critical Steps & Uncovering Crucial Data. 2000.
8. Marks K.H., Slee R.T., Blees C.W., Nall M.R. Middle Market M & A: Handbook for Investment Banking and Business Consulting. 2012.
9. Martinius P. M & A: Protecting the Purchaser. 2005.
10. Miller E.L., Jr. Mergers and Acquisitions: A Step-by-Step Legal and Practical Guide. 2008.
11. Private Equity: Opportunities and Risks. 2015.
12. Spedding L.S. The Due Diligence Handbook: Corporate Governance, Risk Management and Business Planning. 2009.
13. Tseng A.J. Mergers and Aquisitions: Financial Due Diligence from Zero to Professional. 2013.
14. Yates G., Hinchliffe M. A Practical Guide to Private Equity Transactions. 2010.
15. Букашин М., Почаев С. Due diligence как со стороны покупателя, так и стороны продавца // Консультант. 2011. № 5.
16. Бычков А. Должная осмотрительность при покупке бизнеса // ЭЖ-Юрист. 2013. № 42.
17. Статья 1 ФЗ от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности в Российской Федерации» // Российская газета. 2008. № 267.
18. Правило (стандарт) № 24 «Основные принципы федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности, имеющих отношение к услугам, которые могут предоставляться аудиторскими организациями и аудиторами», утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 23 сентября 2002 г. № 696 «Об утверждении федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности» // СЗ РФ. 2002. № 39. Ст. 3797.
19. Balestriere PLLC v. CMA Trading, Inc., No. 11 CIV. 9459 MHD, 2014 WL 929813 (S.D.N.Y. Mar. 7, 2014) // Westlaw.
20. Lonedale Ltd v Scottish Motor Auctions (Holdings) Ltd, 2011 WL 1151870 // Westlaw.
21. Marplace (Number 512) Ltd v Chaffe Street (A Firm), 2006 WL 2150218 // Westlaw.
22. Michael Wilson and Partners Ltd v Nicholls, [2009] NSWSC 1033 // Westlaw.
23. Mills Oakley Lawyers Pty Ltd v Huon Property Holdings Pty Ltd, [2012] VSC 39 // Westlaw.
24. Precis (521) Plc v William M Mercer Ltd, 2004 WL 741851 // Westlaw.
25. Sainsbury's Supermarkets Ltd v Oliveview Ltd, 2004 WL 1074338 // Westlaw.
26. Black's Law Dictionary (10-th ed. 2014) // Westlaw.
27. Doerksen C. Due diligence preparation — Keeping your transaction on track. URL://http://www.blog.genequityco.com/bid/69478/Due-Diligence-Preparation-Keeping-Your-Transaction-on-Track
28. Мозгов М. Выступление на семинаре «Корпоративные сделки: актуальные правовые и практические вопросы». URL://http://www.lawyercom.ru/article/3349-chast-yuridicheskogo-audita-mojno-peredat-finansovomu-otdelu
29. URL://http://www.multitran.ru/c/m.exe?l1=1&l2=2&s=due diligence
Просмотров: 348 Комментариев: 0
Похожие статьи
  1. СТРАХОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ АУДИТОРОВ
  2. КОМПЕНСАЦИОННЫЙ ФОНД САМОРЕГУЛИРУЕМОЙ ОРГАНИЗАЦИИ АУДИТОРОВ
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018