+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Март, 2016
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 1, 2016
СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО И ИННОВАЦИИ В ПОДГОТОВКЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ЭДОЛОГОВ
Автор/авторы:
АРПЕНТЬЕВА МАРИЯМ РАВИЛЬЕВНА,
старший научный сотрудник кафедры психологии развития и образования, кандидат психологических наук, доцент
Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского
Контакты: ул. Ст. Разина, д. 26, Калуга, Россия, 248023
E-mail: mariam_rav@mail.ru
УДК: 159.9:378.6
Аннотация: Анализируется роль социального партнерства в развитии сообщества, влияние идей социального партнерства и социального служения на подготовку и деятельность эдологов (социальных работников). Обсуждаются ведущие ракурсы рассмотрения проблем социального партнерства и препятствий его реализации в современном мире и в перспективе.
Ключевые слова: социальная политика, социальная работа, социальное партнерство, социальное служение, эдология
Дата публикации: 17.03.2016
Дата публикации на сайте: 17.04.2016
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Арпентьева М.Р. Социальное партнерство и инновации в подготовке профессиональных эдологов // Современная наука. № 1. 2016. С. 80-84.
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Одним из ведущих направлений развития профессиональной подготовки эдологических кадров является внедрение инноваций, ориентированных на укрепление социального партнерства. Начинается этот процесс уже на этапе подготовки социальных работников, психологов, педагогов, медиков и иных специалистов-эдологов. Эдология как сфера помощи человека человеку естественным образом предполагает идеи социального партнерства, сотрудничества и взаимопомощи, социальной поддержки и фасилитации, а также необходимость поиска новых форм работы [1; 4].

Общие аспекты эдологии как совокупности практик социального служения включают как профессиональную, так и непрофессиональную помощь. Эдология открыта как профессионалам, так и добровольцам, благотворителям и самим клиентам (реальным или потенциальным), способным оказывать помощь самим себе и окружающим («ближние помощники» и т.д.). В развитии каждой из этих групп важнейшим являются моменты сотрудничества, согласования усилий и профессиональной подготовки, взаимного обучения [2; 4]. Подготовка психосоциальных работников и иных групп эдологов включает ряд аспектов, среди которых ведущим является компетентность специалиста в самом себе — как человеке и профессионале. Она определяет компетентность в других людях и ситуациях. Социальная работа включена в эдологию, науку о помощи человеку в различных жизненных ситуация; в основе различных моделей поддержки и защиты одних слоев общества другим лежат процессы помощи и взаимопомощи субъектов конкретной культурно-исторической общности. В этом качестве она предстает как вид взаимодействия человека и общества, направленный на повышение способности человека выполнять свои жизненные задачи, как теория и практика взаимодействия людей по поводу их социальности, как деятельность полиморфная и многоуровневая, потому при ее анализе необходимо опираться на интегративное изучение существующих подходов, отражающих те или иные ее стороны, и, вместе с тем, на системный подход.

Эдология — это деятельность, требующая серьезной подготовки (готовности) и высокого профессионализма. Она представляет собой значимый для общества и для человека процесс, который может быть охарактеризован как встреча социальных субъектов разного типа и уровня по поводу сохранения, восстановления и развития социальности. Эта встреча является событием жизни каждого из субъектов, трансформируя бытие каждого из них, изменяя формы их взаимодействия. Диалог человека и общества осуществляется на разных уровнях социальной работы — социетальном, социосферном и конкретно-практическом, и существенно выходит за рамки помощи нуждающемуся, изменяя и самого помогающего, и те психотехнологии, ценности и парадигмы, на которые опирается помощь, а также саму ситуацию их взаимодействия, смысл этой ситуации [2; 3]. Основные принципы современной социальной помощи, вытекающие из ее определения, таковы:

- оценить и понять ситуацию, этап развития личности, группы, общности, на основе оценки и анализа ситуации составляется план;

- инициация и активизация способностей клиентов, помощь в самостоятельном решении их проблем, в том числе на первом этапе — помощь в установлении контактов с системами обслуживания и помощи;

- эффективное вмешательство для поддержки наиболее незащищенных и дискриминированных слоев населения;

- содействие другим системам обслуживания людей, создание новых систем и общественных формирований;

- прогнозирование и моделирование конечных результатов, интеграция основных форм и парадигм социальной помощи;

- рефлексия и самооценка своего труда, работа над собой, пропаганда своего труда и его ценностей в обществе;

- перенос акцента с социальной помощи на развитие и совершенствование личности и общества, их потенциала.

Варианты (парадигмы) работы эдолога в контексте принципа социального партнерства располагаются в пространстве от выявления первопричин кризисных и иных трудных ситуаций к реабилитации конкретных «жертв» этих ситуаций. Каждый этап изменения парадигмы помощи связан с изменением субъекта и объекта эдологии (который может либо расширяться, либо сужаться), изменением понятийного языка (семантического плана), номинации процесса и идеологии помощи, которая, в свою очередь, во многом определяется пандемическими, глобальными процессами развития сообществ и человечества в целом. Так, возникновение социальной работы, как профессиональной деятельности непосредственно связано с воплощением идей М. Ричмонд, предложившей индивидуальный метод социальной работы; в основу положена медицинская модель помощи и идеология индивидуального подхода к нуждам клиентов. В модели Дж. Адамса акцент ставился на работу с группами, самопомощь и взаимную помощь. Исследование современной практики социальной работы за рубежом показывает, что психодинамическая модель, в том числе психоаналитической и гуманистической ориентаций, — продолжает доминировать. Интегративность данной модели позволяет социальному работнику в разных ситуациях использовать разные технологии и методики, способствующие эффективному решению индивидуально-личностных проблем клиента [4]. Отношения социального работника и клиента в этой модели включают такие компоненты, как индивидуализация в работе с клиентом, осмысление специфики возникшей проблемы, ее актуальности, обширности и глубины, предпочтение недирективных психотерапевтических технологий оказания помощи.

Значительная часть современных моделей связана с социологическими концепциями, в том числе системными. Системные идеи в социальной работе восходят к общей теории социальных систем, на основе которой социальный работник выявляет факторы окружения клиента, фиксирует наличие взаимодействия или воздействия на клиента других людей, а также влияние различных социальных факторов, вместе с клиентом изыскивает способы помочь клиенту, преодолеть трудные обстоятельства. Примером является социально-радикальная модель, акцентирующая роль классовой принадлежности, таких общественных явлениях, как угнетение и насилие, преодолевая которые, можно повышать самореализацию клиента. В эдологической практике распространена также социально-психологическая комплексно-ориентированная ролевая модель; в ее рамках предполагается, что при общении с клиентом эдолог играет роль посредника, друга и наставника. Близка к ней коммуникативная модель социальной работы, которая, с одной стороны, объединяет различные психологические исследования механизмов вмешательства в проблемы клиентов; с другой, — выступает как связующее звено между различными теориями социальной работы. В ней, так же как и в ролевой модели, существенным является учет обстоятельств взаимодействия людей, исполняющих те или иные роли. Данная модель учитывает структуру средств коммуникации, облегчающих или затрудняющих общение.

Множественность моделей говорит о том, что ученые и практики до сих пор не пришли к единой трактовке социальной работы. Однако, в целом они обычно обращаются к ее характеристике как специфического вида социальной деятельности помощи в социализации и ресоциализации человека, направленный на развитие социальности. Прежде всего, через процесс создания и переосмысления человеком и/или группой людей ценностей собственного бытия — как бытия человеческого, социального — и индивидуального. В этом контексте социальная работа перестает быть управляющим клиентом «обслуживанием», при котором клиент выступает как объект, а не субъект (ре)социализации. Социальность, как взаимовлияние творческого и нормативного, присваивающего и создающего и т.д., служит развитию человека как субъекта взаимопонимания — т.е. как субъекта, переживающего свою жизнь как (со)бытийный процесс осмысления и индивидуального воплощения общечеловеческих и культурно-специфических жизненных ценностей. Процесс и результативность социальной работы, в том числе, процессов реабилитации и абилитации человека нельзя объяснить только через поиск объективных и субъективных причин этих изменений. Индивидуальное осмысление социальных ситуаций, их значений, решающим образом определяет вовлеченность субъекта в социальную работу, ее успех. При этом некоторые ситуации субъект квалифицирует как «естественные», т.е. не требующие (ре)абилитации, другие — как ситуации (ре)абилитации, в которых изменение человека, его отношения к себе и миру есть жизненная необходимость, что определяет релятивизм итоговых и промежуточных результатов психосоциальной работы, в том числе тех, что задаются ее парадигмами. Таким образом, эдология — совокупность классических и инновационных практик и теорий социального партнерства [1].

В современной теории и практике эдологии как практике социального партнерства можно выделить три основных парадигмы:

  1. традиционная воздейственно-ориентированная, в развернутом виде представленная в коррекционно-ориентированных формах социальной работы, опирающаяся на представление о социальности как способности к присвоению и воспроизводству социальных норм — норм существующего вне человека и бытийствующего объективного мира;
  2. понимающая, в развернутом виде представленная в диагностико-профилактической форме работы, опирающаяся на представление о социальности как творческом осмыслении, создании и реализации в процессе социальной работы ценностей человеческого бытия, — ценностей человеческого бытия, противостоящих в своей субъективности внеположенной ему объективной реальности;
  3. диалогическая (интерсубъектная), в развернутом виде представленная в развивающе-ориентированных формах социальной работы, опирающаяся на представление о социальности как способности человека и сообщества к гармоничному соотнесению социальных норм и духовных ценностей, их осмысленной и продуктивной реализации — в процессе «(со)бытия» человека и мира.

Воздейственно-ориентированная, традиционная парадигма социальной работы опирается на методологию позитивизма — различные естественно-научные парадигмы, в том числе, системный подход в его современных и классических разновидностях. Данная парадигма во многом связана с диагностико-коррекционной ориентацией социально-политических программ. Социальность выступает как присвоение, соблюдение и ретрансляция социальных норм, как норм жизни человека в обществе. Процесс реализации и трансляции социальности во многом конфликтен, предполагает процессы убеждения и внушения, включает прямые связи и директивы, требует от участников взаимодействия изменения их понимания в направлении формирования общего способа и фокуса осмысления происходящего. Социальная зрелость и компетентность клиента и консультанта предстает как нормативность — соответствие поведения, понимания и ценностей человека нормам общества.

Понимающая парадигма социальной работы опирается на методологию феноменологии, включая некоторые идеи конструктивизма и экзистенциально-гуманистический подход, а также идеи философии языка; часто связана с коррекционными и развивающими социально-политическими программами. Процесс реализации и трансляции социальности также во многом конфликтен, предполагает процесс индоктринации, включает не только прямые, но и обратные связи, не требуя изменений понимания в направлении формирования общего способа и фокуса осмысления происходящего, однако, выдвигает один из них в качестве «правильного». Социальная зрелость и компетентность предстает как субъектная компетентность — соответствие человека самому себе — своей «сущности»: стремление к нахождению «собственных» ценностей, понимания и моделей общения и деятельности. Человек предстает как плюралистическая система ценностей.

Современная, диалогическая парадигма социальной работы опирается на новые идеи герменевтического и феноменологического подходов — методологию интерсубъектной парадигмы, диалогического подхода и идеи постмодернизма, включая процессуальный и ситуационный подходы, синергетические модели социальной работы. Обычно предполагает развивающие и профилактические программы. Возникающий и развиваемый тип социальности — диалогическай (субъект-субъектный подход): социальность предстает как имманентная и, в этом смысле, неизбежная, характеристика человеческого бытия и (со)бытия — основа его жизнедеятельности, зафиксированная в человеческих и реализующаяся в процессе взаимопонимания и взаимодействия человека с миром. Для развития социальности требуется лишь поддержание диалога человека с миром. Процесс реализации и трансляции социальности скорее неконфликтен, в качестве способов трансляции преобладают процессы социальной фасилитации и диалогического (со)осмысления. Различия в способах понимания используются как возможности включения в продуктивный диалог, в том числе — конфронтацию. Социальная зрелость и компетентность выступают как диалогическая компетентность в построении диалогических отношений с собой и миром, нахождении и реализации в понимании и деятельности общих ценностей, приемлемым для социума и человека способом.

По мере развития социальной работы в России и за рубежом все более отчетливо обозначается тенденция ее эволюции, в том числе, переход от традиционной к диалогической парадигмам. Однако этот процесс не носит однонаправленного характера. Выделяют следующие тенденции:

1) профессионализация, технологизация, формализация социальной работы «встречается» с расширением сферы добровольчества, волонтерства, благотворительности, неформализованных видов социальной помощи, включая организацию групп самопомощи, «ближних помощников»;

2) стремление к оказанию максимально эффективной продуктивной краткосрочной помощи и к организации процесса длительного сопровождения, коучинга;

3) активная дифференциация профессиональной социальной работы и формирование целостной модели помощи, универсальных психотехнологий;

4) фокусировка на оценке изменений (перемен), успешное завершение рабочего альянса и профилактика нарушений, формирование соответствующих превентивной направленности новых типов рабочих альянсов;

5) наращивание психотехнологий помощи и их изучение, наряду с активным обращением к практике взаимопомощи и самопомощи клиентов;

6) оказание помощи отдельному человеку или группе лиц, попавшим в трудную жизненную ситуацию, включая консультирование и активное влияние на формирование и реализацию социально-экономической политики на всех уровнях;

7) совершенствование теоретической и практической подготовки социального работника, репродуктивных и творческих компонентов его деятельности;

8) осмысление социальной работы как социального служения и как инструмента управления обществом со стороны государства;

9) усиление социально-психологического и междисциплинарного подходов к изучению и преобразованию (ситуаций) жизнедеятельности клиентов.

Если рассматривать современную систему социальной работы, включая проблемы социально-психологической помощи, ее особенностей, организации и совершенствования подготовки психосоциальных кадров, то в России она уже прошла этап своего становления. Она находится на стадии осмысления результатов и введения инновационных технологий, опирающихся как на зарубежный опыт, его императивах и приоритетных направлениях, так и на творческий поиск психотехнологий отечественных практиков и теоретиков. Этот поиск весьма разносторонен и, вместе с тем, сфокусирован на признанных ведущими ценностных основаниях и технологических направлениях, что позволяет инновациям становится повседневной практикой. Поэтому на сегодняшний день найдены и внедрены в жизнь учебных заведений различные по уровню сложности и качества программы теоретического и практического обучения, наработаны психотехнологии преподавания, обращенные не только к теоретическим знаниям, но и практическим навыкам будущих специалистов. Однако, не только по сравнению с зарубежными, но и по сравнению с технологиями профессиональной деятельности и программами подготовки специалистов смежных профилей, деятельности и обучения психосоциальных работников, не достает внимания к такому аспекту анализа, как модели профессионального взаимодействия (общения) специалиста с клиентом, их ценностно-смысловым аспектам. Попытки выделения подходов и парадигмальных оснований различных моделей консультирования зарубежными и отечественными авторами совершались неоднократно, однако, место феноменов взаимопонимания в социальной работе, тем более его рассмотрение как сущностного аспекта, практически не изучено. Проблема в том, что исследования психосоциальной работы, социально-психологического консультирования как аспекта деятельности социального работника, по-прежнему фокусируются преимущественно на внешних и структурно-содержательных аспектах взаимодействия: принципах и нормативах, а не внутренних и процессуальных, а психологическая подготовка социальных работников осуществляется как один из дополнительных, а не ведущих компонентов. Поэтому взаимопонимание как феномен познания, общения и отношений людей в контексте психосоциальной работы остается пока еще обычно вне системного и развернутого рассмотрения.

Началом решения вопроса могла бы быть специальная подготовка психологов для учреждений социального обслуживания или углубленная подготовка социальных работников с разработкой программ теоретической и практической специализации «психосоциальная работа», развернутые компаративистские исследования практик профессионального взаимодействия социальных работников разных специализаций, включая психологов. Для этого необходимо осуществить анализ социальной работы как деятельности, выделить ее «личностные компоненты», отражающие особенности «профессиограммы» специалиста, изучить не только внешние, но и внутренние, ценностно-смысловые аспекты взаимодействия социального работника с клиентом: их взаимоотношения, то, как они складываются и проявляются в процессах и результатах взаимопонимания. 

Литература
Литература
1. Минигалиева М.Р. Проблемы практической подготовки психосоциальных работников. Калуга, 2013.
2. Обучение практике социальной работы / Под. ред. М. Доэла и С. Шадлоу. М., 1997.
3. Обучение социальной работе: Преемственность и инновации / Под. ред. Ш. Рамон и Р. Сарри. М., 1996.
4. Фирсов М.В. Концепция социального образования. М., 2002.
Просмотров: 342 Комментариев: 0
Похожие статьи
  1. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (НА ПРИМЕРЕ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ)
  2. ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕННОСТИ СЕМЬИ В КОНТЕКСТЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЕМЕЙНОЙ ПОЛИТИКИ
  3. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ РЫНКА ТРУДА В КОНТЕКСТЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НОВЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ (НА ПРИМЕРЕ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ)
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018