+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Март, 2016
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 1, 2016
ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ
Автор/авторы:
ИЩЕНКО ОЛЕСЯ АЛЕКСЕЕВНА,
доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин, кандидат юридических наук, доцент
Дальневосточный юридический институт МВД России
Контакты: Казарменный пер., д. 15, Хабаровск, Россия, 680020
E-mail: ishenkolesya@mail.ru
УДК: 347.6
Аннотация: Приводится краткий обзор проблемных моментов применения коллизионных норм семейного законодательства при решении международных семейно-правовых споров; сформулированы предложения по улучшению эффективности их применения.
Ключевые слова: коллизионные нормы, конфликты, международное частное право, специфика семейных отношений
Дата публикации: 17.03.2016
Дата публикации на сайте: 30.04.2016
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Ищенко О.А. Проблемы применения коллизионных норм в семейном праве // Современная наука. № 1. 2016. С.43-45.
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

В наш век границы между государствами перестали быть препятствиями для взаимодействия населения стран с различными правовыми системами и культурными традициями. Граждане нашей страны вступают в браки с иностранцами, растят детей за рубежом, усыновляют детей из других стран. Эти юридические действия зачастую приводят к столкновению норм, при котором не всегда понятно право какой страны приоритетно в конкретном случае. Нередко, возникающие на этой почве международные дипломатические конфликты, указывают на необходимость пересмотра национального семейного законодательства и совершенствования механизма применения коллизионного права [3, с. 241].

По общему признанию коллизионные нормы семейного права, «лавирующие» между весьма стойкими и разнообразными нормами внутреннего права государств, — едва ли не самые сложные среди коллизионных норм международного частного права [5, с. 3]. Это определяется взаимоисключающими различиями правовых норм государств в этой области. Речь идет о разных брачных возрастах, расовых, национальных ограничениях и запретах, допущении полигамии или однополых браков. Существуют серьезные коллизионные проблемы (форма заключения, условия брака, правоотношения в браке, имущественные и неимущественные права, порядок расторжения брака, отношения с детьми, усыновление), а так же материально-правовые и процессуальные вопросы.

Структура коллизионной нормы отличается от обычных правовых норм. Коллизионные нормы состоят из объема и привязки. Объем указывает на отношения, подлежащие регулированию, а привязка указывает на правопорядок, который необходимо применять для регулирования этих отношений. Например, может применяться право: государства общего гражданства супругов или гражданства одного из супругов; страны совместного места жительства; страны последнего совместного места жительства; страны местонахождения имущества; страны, выбранное по соглашению супругов (автономный статут); страны постоянного проживания ребенка; личный закон ребенка.

Привязки в коллизионных нормах семейного права отличаются большой сложностью, и это касается не только российского права. Специфика семейных отношений вынуждает законодателя быть осторожным в выборе тех или иных привязок, в особенности применительно к отношениям, затрагивающим личность человека. В этой области, как и в вопросах личного статуса, при производстве по гражданским делам применяется обычно личный закон каждого из участников отношения. В настоящее время в коллизионном семейном праве России место привязки к российскому праву во многих нормах занимает привязка к закону страны гражданства лица.

Общие положения о международном частном праве в России и иные коллизионные нормы содержатся в Гражданском кодексе РФ. Также коллизионные нормы могут устанавливаться в международных договорах Российской Федерации. Важно отметить, что международные договоры, ратифицированные Государственной Думой и вступившие в силу для Российской Федерации, имеют приоритет над Гражданским и Семейным кодексами.

Однако, не смотря на столь обширное регулирование семейно-правовых международных отношений, до сих пор возникают проблемы, перерастающие порой в дипломатические скандалы. В СМИ неоднократно поднимались вопросы дискриминации прав русских женщин, вступающих в браки с иностранцами, по большей части касающиеся вопросов опеки и воспитания детей [6].

Проблемными остаются так же вопросы легализации признаваемых во многих странах однополых браков. В данном случае, не смотря на то, что подобные союзы считаются в нашей стране противными нравственности и правопорядку, законодательная возможность их признания предусмотрена ст. 158 СК РФ, которая гарантирует признание браков, заключенных за рубежом по правилам той страны, в которой они были совершены. Что означает de jure возможность однополым парам считаться состоящими в законном браке, если их союз был официально зарегистрирован в стране, легализовавшей подобные браки. Данное несоответствие уже приводило к обращению в Конституционный Суд РФ и Европейский Суд по правам человека [7; 8].

В ряде государств семейные правоотношения регулируются исключительно нормами, принятыми высшими законодательными органами светской власти, в других странах имеет место их регулирование как светским, так и религиозным или каноническим правом. К тому же, как в Российской Федерации, так и в ином государстве, например, заключение, расторжение брака, установление отцовства (материнства) осуществляют, при определенных условиях, дипломатическое представительство и консульское учреждение иностранного государства, назначившего посла или консула в Россию [2, с. 5]. Кроме того и судебная практика нашей страны по данным вопросам не отличается однообразием. Иностранное право рассматривается судами как правовая категория, норма права, которую суд применяет ex officio. Поэтому в российском праве речь идет не о доказывании иностранного права, а только об установлении его содержания. Но, конечно, не игнорируется и то, что это не российское, а иностранное право, требующее особого подхода к установлению его содержания и толкованию. Признается, что поскольку решение суда, основанное на применении иностранного права, направлено на признание тех субъективных прав, которые возникли под действием данной иностранной системы права, отсылка коллизионной нормы к иностранной правовой норме требует применения последней, так как она применяется у себя на родине [4, с. 323]. Суд не может толковать иностранное право или восполнять его пробелы в таком же порядке, как он это делает в отношении отечественного права. И, кроме того, нужно учитывать тот факт, что судьи принимают решения, руководствуясь внутренним убеждением, и могут по-разному интерпретировать те или иные нормы иностранного семейного права, что и приводит в итоге к разнообразию судебной практики.

Попытки унификации брачно-семейных отношений с иностранным элементом предпринимаются с начала XX в. На универсальном уровне был разработан целый ряд конвенций по вопросам семейного права, предложенных Гаагской конференцией по международному частному праву. К их числу относятся Конвенция об урегулировании коллизий законов и юрисдикции в области разводов и судебного разлучения супругов 1902 г., Конвенция об урегулировании коллизий законов в области заключения браков 1975 г., Конвенция о заключении и признании действительности браков 1978 г., Конвенция о праве, применимом к режиму имущественных отношений супругов 1978 г., Конвенция о признании разводов и решений о судебном разлучении супругов 1970 г. и др. Данные конвенции содержат унифицированные коллизионные нормы, однако их основным недостатком является ограниченность круга участвующих стран [1, с. 28]. При этом, необходимо отметить, что область брачно-семейных отношений традиционно относится к тем сферам, которые наименее всего поддаются регулированию посредством унифицированных норм материально-правового характера. Это связано с тем, что в этой области, как ни в одной другой, сохраняются исторически сложившиеся обычаи, традиции, нравственные и бытовые нормы, религиозные постулаты — все те социальные нормы, которые отражают специфику отдельной народности, определенной общности людей [2, с. 3]. Россия не является активной участницей многосторонних международных договоров в области брачно-семейных отношений, что так же осложняет в некоторых случаях решение вопросов о применении права.

Подводя итог краткому обзору применения коллизионных норм в семейном праве, отметим, что для более успешного разрешения международно-правовых конфликтов, возникающих при разрешении семейно-правовых споров, в Российской Федерации назрела необходимость ратификации большего количества международных конвенций (к примеру, такой, как Конвенция о заключении и признании действительности браков 1978 г.), официальном разъяснении для органов власти, применяющих зарубежное законодательство при принятии решений, порядка толкования иностранного права, а так же корректировки некоторых норм Семейного кодекса РФ.

Автором предлагается следующая редакция ч. 1. ст. 158 СК РФ: «Браки между гражданами Российской Федерации и браки между гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами или лицами без гражданства, заключенные за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства государства, на территории которого они заключены, признаются действительными в Российской Федерации, если отсутствуют предусмотренные ст. 14 обстоятельства, препятствующие заключению брака, и соблюдены условия, содержащиеся в ст. 12, 13 настоящего Кодекса».

Поднятые вопросы позволяют сделать вывод о том, что процедура применения коллизионных норм в семейном праве РФ далека от совершенства и требует пристального внимания со стороны законодателя.

Литература
1. Веселкова Е.А. Коллизионные проблемы заключения и расторжения брака // Законодательство и экономика. 2014. № 8.
2. Гришаев С.П. Семейные правоотношения с участием иностранных граждан // СПС «Гарант».
3. Словарь иностранных слов. М., 1989.
4. Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3 т. М., 2002.
5. Марышева Н.И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007.
6. URL://http://www.vesti.ru/doc.html?id=275009&photo_id=334407&p=1&fr=0
7. Определение Конституционного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 496 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Э. Мурзина на нарушение его конституционных прав п. 1 ст. 12 Семейного кодекса Российской Федерации» // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. 2007. № 5.
8. Страсбургский суд принял иск «семьи» московских лесбиянок к российским властям. URL://http://www.newsru.com/world/18jan2011/strasburg.html
Просмотров: 524 Комментариев: 0
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018