+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Октябрь, 2015
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 3, 2015
УЧАСТИЕ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ, СВЯЗАННЫХ С ПУБЛИЧНЫМ ОБЕЩАНИЕМ НАГРАДЫ ЗА ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ИМИ СЛУЖЕБНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ
Автор/авторы:
МАКСИМОВ ВИТАЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ,
преподаватель, кандидат юридических наук
Санкт-Петербургский университет МВД России
Контакты: ул. Партизана Германа, д. 7, Санкт-Петербург, Россия, 198329
E-mail: maximovva@mail.ru
УДК: 347.5
Аннотация: Предпринята попытка рассмотреть специфику участия сотрудников органов внутренних дел в правоотношениях, связанных с публичным объявлением им награды за осуществление ими служебных обязанностей
Ключевые слова: вознаграждение, органы внутренних дел, публичное обещание награды, сведения имеющие значение для ОВД, сотрудник ОВД, субъект правоотношений, физическое лицо, юридическое лицо
Дата публикации: 30.10.2015
Дата публикации на сайте: 30.01.2016
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Максимов В.А. Участие сотрудников органов внутренних дел в правоотношениях, связанных с публичным обещанием награды за осуществление ими служебных обязанностей // Современная наука. 2015. № 3. С. 47-50.
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Правоприменительная практика и сложившиеся социально-экономические отношения демонстрируют, что вопросы борьбы с преступностью и стимулирования граждан к конкретным действиям по борьбе с ней напрямую связаны с поощрением активного поведения по противодействию правонарушениям. Но, к сожалению, в настоящее время наилучшим фактором, способным мотивировать и заинтересовать того или иного субъекта к совершению определенных действий в борьбе с преступностью, является материальная выгода, которая в совокупности с общественным признанием социальной значимости самого факта оказания содействия правоохранительным органам, способна дать быстрый и резкий спад преступности и рост активности граждан.

Институт публичного обещания награды в данном конкретном случае как нельзя лучше подходит для регулирования данных общественных отношений. Ведь он выступит гражданско-правовым инструментом регулирования общественных отношений, возникающих по поводу стимулирования лиц, осуществляющих такие важные и ответственные услуги обществу как поимка особо опасного преступника или сообщение сведений, служащих неопровержимым доказательством для раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления, т.е. выполняющих свой гражданский долг, путем предоставления им на основании и в порядке, закрепленном в законе право получить заранее обещанное вознаграждение.

Институт назначения вознаграждения за помощь в раскрытии преступлений в СССР, а позднее и в Российской Федерации, до настоящего времени отсутствует. В странах Запада он существует уже более 300 лет и довольно успешно способствует раскрытию наиболее резонансных и общественно опасных преступлений. 

При общем анализе гл. 56 ГК РФ мы делаем вывод, что к субъектам, откликнувшимся на обещание награды (исполнителям), относятся как физические, так и юридические лица.

Но применительно к правоотношениям, касающимся предоставления информации, имеющей значение для органов внутренних дел в связи с раскрытием или расследованием противоправного деяния, розыском лиц, скрывшихся от следствия, дознания, суда или без вести пропавших, по нашему мнению, лишь физические лица могут являться таковыми. Объясняется это тем, что юридическое лицо — абстрактная категория, и оно не наделено качествами физического лица, т.е. не обладает сознанием, разумом и органами чувств. К тому же необходимо отметить, что специфика деятельности правоохранительных органов и МВД России в частности подразумевает работу лишь с физическими лицами (даже если определенные мероприятия проводятся с юридическим лицом, его представителем всегда выступает строго определенное физическое лицо), и только физические лица могут выступать в качестве свидетелей, потерпевших и подозреваемых и, сооответсвенно, быть заслушанными в суде. Таким образом, юридическое лицо не может расцениваться как субъект, способный выполнить действия, предусмотренные публичным обещанием награды за предоставление сведений, имеющих значение для правоохранительных органов.

Понятно, что не все физические лица могут рассчитывать на получение вознаграждения. Чтобы понять, кому может быть выплачено вознаграждение, необходимо обратиться к вопросам правоспособности и дееспособности физических лиц с точки зрения гражданского права.

По нашему мнению, следует выделить две группы граждан. Во-первых, это лица, обладающие частичной дееспособностью в возрасте от 14 до 18 лет. Но тут следует сделать оговорку, что сообщать сведения и получать вознаграждение они могут лишь при согласии своих законных представителей. Данное обстоятельство необходимо учитывать при проверке сообщаемых сведений. Во-вторых, это полностью дееспособные граждане, достигшие возраста 18 лет. Однако, из этих двух категорий существуют исключения. Вознаграждение не могут получать следующие лица:

1) лица, которые своим противоправным поведением создали предпосылки для публичного обещания награды — так, не могут претендовать на получение вознаграждения лица, совершившие противоправные деяния или являющиеся соучастниками их совершения;

2) недееспособные граждане, а также лица, чья дееспособность была ограничена по решению суда.

Существует мнение о том, что должностные лица, в служебные обязанности [1] которых входит совершение соответствующих действий, не имеют права на такую награду [2, с. 345]. Подобную позицию разделяют и некоторые органы прокуратуры. Так, например, 4 апреля 2005 г. прокуратура Краснодарского края официально рекомендовала ОАО «Кубаньэнерго» отменить раздачу наград победителям проводимого им конкурса среди участковых милиционеров «Расхитителей электроэнергии — к ответу». С точки зрения прокуратуры, публичное обещание награды милиционерам за то, что они должны делать в силу занимаемой должности, противоречит «Закону о милиции» РФ [3].

С подобными мнением мы согласны, но не полностью, так как считаем, что в настоящее время ограничения, закрепленные ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ (в ред. от 14 октября 2014 г.) «О полиции» и п. 6 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ (в ред. от 2 апреля 2014 г.) «О государственной гражданской службе Российской Федерации», слишком строго и не объективно регламентируют вопрос получения сотрудниками органов внутренних дел вознаграждения в связи с осуществлением ими своих служебных обязанностей, за которые дополнительно предусмотрена публичная награда, что не соответствует сложившимся жизненным условиям.

Итак, ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ (в ред. от 14 октября 2014 г.) «О полиции» гласит: «на сотрудника полиции распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ №О противодействии коррупции№ и ст. 17, 18 и 20 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»...».

Пункт 6 ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ (в ред. от 2 апреля 2014 г.) «О государственной гражданской службе Российской Федерации» устанавливает, что: «в связи с прохождением гражданской службы гражданскому служащему запрещается: …получать в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения)…».

Перечень запрещенных вознаграждений является не только максимально широким (подарки, денежные вознаграждения, ссуды, услуги, оплата развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), но и открытым. Этот запрет установлен законодателем для того, чтобы сотрудники полиции не оказывали предпочтения каким-либо лицам на основе семейных, дружеских или иных связей, помимо служебных, не оказывались обязанными по отношению к организациям, желающим получить от них выгоду в любой форме, но и сами не провоцировали вымогательство взяток.

Запрет получать вознаграждения от физических и юридических лиц в связи с исполнением должностных обязанностей означает наказуемость любых действий по извлечению доходов, выгод имущественного и иного характера, получению услуг за счет создания коллизии служебных и иных интересов.

Если коллизия не возникает, не происходит нарушения законности, справедливости, ущемления интересов одного из субъектов правоотношений или интересов государства в целом, как в случае, например, с публичным обещанием награды родственниками потерпевшего за поимку разыскиваемого особо опасного преступника, ведь сотрудники органов внутренних дел выполняют свои обязанности независимо от того объявлена награда или нет, у них нет права и возможности выбора, они обязаны принять все меры к розыску и поимке преступника.

Более того п. 4. ст. 1055 ГК РФ гласит: «Обязанность выплатить награду возникает независимо от того, совершено ли соответствующее действие в связи со сделанным объявлением или независимо от него». Из чего мы можем сделать вывод, что обязанность выплатить вознаграждение возникает независимо от того, знал ли исполнитель об объявлении награды, а также не зависит от того является ли это непосредственно его прямой функциональной обязанностью.

В подтверждение высказанного мнения также хотелось бы привести тот факт, что 22 июня 2014 г. в Ленинском районе столицы Чеченской республики, полицейский А. Допаев в ходе патрулирования заметил мужчину, внешность и поведение которого привлекли его внимание. Подойдя к нему, патрульный попросил предъявить документы и сумку для осмотра. Мужчина предоставил полицейскому возможность ее осмотреть, однако, зайдя за спину, тут же достал пистолет и открыл огонь. Глава республики Рамзан Кадыров прокомментировал случившееся на своей страничке в Instagram: «Я со всей ответственностью заявляю, что поиск убийцы будут вести все сотрудники правоохранительных органов и жители республики. Мразь, поднявшая руку на нашего боевого товарища, не уйдет от наказания. Оно будет самым СТРОГИМ! Я принял решение выделить вознаграждение в сумме 10 млн руб. тому, кто назовет убийцу и укажет место его нахождения. А тому, кто в случае сопротивления уничтожит бандита, будут вручены орден Кадырова и дорогой подарок. Мы никому не позволим безнаказанно проливать кровь сотрудников полиции и жителей республики» [4].

Поэтому полагаем, что откликнувшимися на обещание награды могут быть и те, кто обязан по службе или в силу закона совершать действия, указанные в публичном обещании награды.

На наш взгляд введение в практическую деятельность такого института, как публичное обещание награды за предоставление сведений, имеющих значения для МВД России — поимку особо опасного преступника, розыск без вести пропавшего лица и т.д. — позволит стать эффективным средством предупреждения коррупции; поскольку оно будет препятствовать злоупотреблениям, сопряженным с получением выгод и привилегий, путем использования служебного положения, и наоборот, стимулировать, посредством привлечения частных источников финансирования, активную деятельность соответствующих должностных лиц при осуществлении ими своих служебных обязанностей, увеличивать их материальное благосостояние, экономическую независимость и материальное благополучие и, как следствие, престиж профессии в целом.

Ни у кого не вызывает сомнения возможность сотрудника полиции вернуть за вознаграждение утерянную вещь, так почему и на каком основании он должен быть ограничен в возможности получить материальное вознаграждение или какую-либо иную награду за поимку преступника или раскрытие хищения, если об этом публично заявлено заинтересованным частным субъектом гражданских правоотношений, ведь сотрудник полиции, хоть и специальный субъект гражданско-правовых отношений в силу осуществляемой им деятельности, но никоем образом не ограничен, как и любое иное физическое лицо при осуществлении своих правомочий в данных правоотношениях.

Возможно, для более правильного, объективного и прозрачного распределения награды при данных обстоятельствах следует рассмотреть вопрос о передаче вознаграждения непосредственно в сам орган полиции, где проходит службу тот или иной сотрудник, с дальнейшей ее выплатой ему в том или ином объеме или распределением награды между всеми отличившимися сотрудниками. Ведь в большинстве случаев раскрытие и расследование преступления является заслугой не отдельно взятого сотрудника полиции, а целого коллектива. В любом случае, данный вопрос требует более детальной регламентации соответствующими ведомственными нормативными актами.

Тем не менее, следует дифференцировать осуществление тех или иных действий сотрудника полиции; так, например, предоставление информации для третьих лиц может явиться уже нарушением действующего уголовного законодательства, так как будет составлять сведения, не подлежащие разглашению, и напрямую данный запрет предусмотрен, а передача разыскиваемого лица, подозреваемого в убийстве, родственникам убитого — преступлением.

Как показывает практика, многие граждане не ориентируются в вопросах публичного обещания награды за предоставление сведений, имеющих значения для МВД России, поимку преступника, розыск без вести пропавшего лица в силу отсутствия широкого применения данного института в практической деятельности правоохранительных органов.

В заключение хотелось бы сделать следующие выводы.

Во-первых, центральным субъектом, объявляющим публичное обещание награды за предоставление сведений, имеющих значение для органов внутренних дел необходимо сделать Министерство внутренних дел России, как субъекта правоохранительной системы, обладающего наибольшей компетенцией по раскрытию и расследованию различного рода противоправных деяний, и закрепить данное положение в законодательстве Российской Федерации.

Во-вторых, детально проработать вопросы финансирования исследуемых правоотношений, учитывая, что оно должно быть организовано на уровне МВД России, что обеспечит его прозрачность и существенно расширит возможности контроля финансирования.

В-третьих, выплаты вознаграждений должны проводиться лишь обозначенным категориям граждан после тщательного анализа предоставленных сведений и оценки их значимости для раскрытия или расследования противоправного деяния, поимки лица, скрывшегося от следствия, дознания, суда или без вести пропавшего.

В-четвертых, исключить возможность получения вознаграждения лицами, которые своим противоправным поведением создали предпосылки для публичного обещания награды и, возможно, предусмотреть ответственность для них.

В-пятых, предусмотреть обязанность выплаты вознаграждений сотрудникам полиции за совершения действий, объявленных в публичном обещании награды, несмотря на то, что данные действия входят в их должностные обязанности.

Литература
1. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, ч. 2: В 3 т. / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2011.
2. Гражданское право: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. М., 2000.
3. Коммерсант. 2005, 5 апр.
4. URL://http://www.lifenews.ru/news/135457
5. Желонкин С.С. О противоправности и неправомерности действия, образующего состав недействительной сделки // Мир экономики и права. 2009. № 38.
6. Максимов В.А. Право хозяйственного ведения субъектов системы МВД России: Автореф. диcс. … канд. юрид. наук. СПб/, 2007.
7. Матросов А.Ю. Публичное обещание награды за предоставление сведений, имеющих значение для ОВД: Автореф. дисc. ... канд. юрид. наук. СПб., 2006.
8. Смирнов В.И., Желонкин С.С. Историко-правовое развитие учения о сделках, как одном из юридических факторов // Современная наука. 2010. № 3.
Просмотров: 561 Комментариев: 0
Похожие статьи
  1. МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ ПУБЛИЧНОГО ОБЕЩАНИЯ НАГРАДЫ ЗА ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ СВЕДЕНИЙ, ИМЕЮЩИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ОВД (НА ПРИМЕРЕ ОКРУГА ЛОС-АНДЖЕЛЕС, ШТАТ КАЛИФОРНИЯ, США)
  2. ОСОБЕННОСТИ УЧАСТИЯ ОРГАНА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ ИЗ ПУБЛИЧНОГО ОБЪЯВЛЕНИЯ О НАГРАДЕ ЗА СОВЕРШЕНИЕ УКАЗАННОГО В ОБЪЯВЛЕНИИ ПРАВОМЕРНОГО ДЕЙСТВИЯ В УКАЗАННЫЙ В НЕМ СРОК В КАЧЕСТВЕ «ПРИЗВАВШЕГО» СУБЪЕКТА
  3. ОСОБЕННОСТИ УЧАСТИЯ ОРГАНА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ ИЗ ПУБЛИЧНОГО ОБЪЯВЛЕНИЯ О НАГРАДЕ ЗА СОВЕРШЕНИЕ УКАЗАННОГО В ОБЪЯВЛЕНИИ ПРАВОМЕРНОГО ДЕЙСТВИЯ В УКАЗАННЫЙ В НЕМ СРОК В КАЧЕСТВЕ «ОТОЗВАВШЕГОСЯ» СУБЪЕКТА
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018