+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Октябрь, 2015
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 3, 2015
К ЗНАЧИМОСТИ ИССЛЕДОВАНИЙ ОПЕРАЦИОНАЛЬНОГО КОМПОНЕНТА МЫШЛЕНИЯ ПРИ ТРЕВОЖНО-ДЕПРЕССИВНЫХ РАССТРОЙСТВАХ ПОГРАНИЧНОГО СПЕКТРА
Автор/авторы:
ХАРИСОВА РУФИНА РЕЙФАТОВНА,
научный сотрудник отдела организации научных исследований
Московский институт экономики, политики и права
Контакты: Климентовский переулок, д. 1, стр. 1, Москва, Россия, 115184
E-mail: checkquality@mail.ru
УДК: 616.89
Аннотация: Рассматривается значимость исследования мышления при тревожно-депрессивных расстройствах пограничного спектра. В рамках определения общепсихологической проблемы исследований мышления приводятся данные в отношении понимания связи эмоционально-личностных и когнитивных процессов; анализируются имеющиеся научно-психологические работы о влиянии аффекта на мыслительную деятельность. В рамках клинического анализа проблемы, отмечаются особенности когнитивного функционирования при тревожно-депрессивном расстройстве. При анализе феноменов мышления рассматриваются когнитивные ошибки данной патологии как общего нарушения мотивационного фактора мыслительной деятельности, отмечается неразработанность представлений и отсутствие исследований ее операционального звена
Ключевые слова: мотивационные нарушения мышления, мышление, операциональные нарушения мышления, пограничные расстройства, расстройства мышления, тревожно-депрессивные расстройства, эмоции
Дата публикации: 30.10.2015
Дата публикации на сайте: 30.01.2016
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Харисова Р.Р. К значимости исследований операционального компонента мышления при тревожно-депрессивных расстройствах пограничного спектра // Современная наука. 2015. № 3. С. 88-91.
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

В современной научной литературе при исследовании нервно-психических заболеваний пограничного спектра большое внимание уделяется рассмотрению индивидуально-личностных особенностей [1], изучению гендерной идентичности пациентов с данной патологией [12] и вклада гендерных факторов в симптомообразовании невротических расстройств соматического и аффективного круга [39], возрастной специфики проявления данных расстройств [21], транскультуральных различий в проявлении тех или иных симптомов при данном заболевании, генетических факторов их возникновения [6; 46; 49], а также особенностям нейрофизиологического функционирования пациентов с данными заболеваниями [11].

Интерес к данному виду патологии, с одной стороны, вызван распространенностью нервно-психических заболеваний пограничного спектра в популяции, с другой, — риском девиантного, в том числе, суидального исхода при данных заболеваниях [15], а также частым патоморфозом [8; 22] и важностью определения диагностических критериев, позволяющих дифференцировать пограничные расстройства с рядом «стертых» форм эндогенных заболеваний [28; 48].

Стоит при этом отметить, что большинство исследований пограничных расстройств направленно преимущественно на выявление особенностей эмоционально-личностной сферы, в то же время даже в рамках данного направления исследований признается специфика и своеобразие мыслительного компонента психической деятельности больных, описываемого как в рамках своеобразия когнитивных стилей, так и личностных особенностей стратегий и установок. Подобный подход базируется на положении о взаимосвязи личностного и когнитивного компонентов в структуре познавательной деятельности [13; 20; 27]. Так, с деятельностью мышления связывается его эмоциональная, личностная составляющие, действие которых связано с нарушением равноценности данных в ситуации выбора ориентиров [2; 3], что способствует выделению целей. И, с данной точки зрения, важным элементом становится потребность — как пусковой механизм для осуществления целенаправленного мышления. Система мотивов как осознанная и опредмеченная совокупность ряда потребностей, представляет личностный смысл, приобретенный в ходе социального взаимодействия и труда, что позволяет осуществлять деятельность в целом при помощи функций контроля и регуляции.

Взаимосвязь когнитивных и эмоциональных составляющих представлена в рамках психосемантических исследований. В частности, экспериментальные данные В.Ф. Петренко позволяют утверждать о наличии специфического влияния эмоций на структурированность категориальных семантических пространств. В представленных исследованиях эмоции принимают роль операторов категоризации объектов, а особый вид обобщения — «аффективное обобщение», выделенный автором, рассматривается как срединный уровень мыслительной деятельности, отражающий связь поверхностной когнитивной семантической организации лексических конструкций и глубинных коннотативных ее структур. В целом, аффективное возбуждение рассматривается как фактор уплощения семантического пространства, уменьшения его масштаба, видоизменения понятийных конструкций, трансформации семантических структур вплоть до образования новых семантических гештальтов [24].

Реализация направления исследования мышления с точки зрения его личностного опредования представлена и в русле клинической психологии пониманием мотивационной составляющей мыслительной деятельности [13]. В традиции патопсихологической науки выделены феномены (например, резонерство, разноплановость и др.), позволяющие представить интегративную систему взаимодействия когнитивных и личностных составляющих. При этом в имеющейся литературе наибольшее значение отводиться рассмотрению данных феноменов в рамках расстройств эндогенного спектра. Работы, посвященные патопсихологическому анализу расстройств мышления при иной патологии, малочисленны.

В исследовании А.Ш. Тхостова и М.Г. Виноградовой описана взаимосвязь эмоционально-личностной сферы и особенностей протекания когнитивных процессов у больных с истерическим, ананкастным личностным и шизотипическим расстройствами, изменения специфики категоризации при ипохондрических расстройствах [7; 32; 33]. Результаты исследования показали зависимость формирования познавательных процессов от особенностей смысловой регуляции личности, а также дезорганизующей роли избыточной (патологической) пристрастности, которая выражается в потере нейтральности по отношению к ряду стимулов. Данный феномен, проявляющийся в трудностях удержания границ автономности когнитивных и аффективных составляющих деятельности с доминированием «аффективной логики» над использованием рационально-логических конструкций, может быть описан в рамках изменения мотивационного фактора психической деятельности.

В исследованиях И.Я. Стояновой описана специфика мышления при непсихотических расстройствах как способа компенсаторного стиля интерпретации событий, обладающего адаптационно-защитной функцией [30], что, по сути, является личностным образованием и также вписывается в рамки мотивационных особенностей мыслительной деятельности.

Особую модель для анализа соотношений когнитивных и личностных особенностей, в рамках пограничной нервно-психической патологии, образует категория тревожно-депрессивных расстройств, что обосновывается наличием противоречивых теоретических интерпретаций в отношении гипотезы о доминирующей роли эмоциональных [36; 44] или когнитивных нарушений [42; 45] в их развитии, что отражается в соответствующих относительно автономных психологических подходах. Рассмотрение целостного патопсихологического синдрома и, соответственно, операциональных изменений мышления, при данном виде патологии, значимо не только в рамках решения задачи дифференциально-нозологической диагностики в психиатрической клинике, но и для определения механизмов и факторов психосоматического синдромообразования. Роль тревожно-депрессивных расстройств в генезе психосоматических и соматических заболеваний исследуется как с точки зрения клинических особенностей, так и психологических коррелятов расстройств. Отмечается влияние тревожно-депрессивных расстройств на течение бронхиальной астмы [4], сердечнососудистой патологии, в том числе артериальной гипертензии [35; 40; 41], онкологической патологии [18], желудочно-кишечных расстройств [26], системных иммуновоспалительных заболеваний, в частности, болезни Бехчете [14], выявляются особенности тревожно-депрессивной симптоматики при почечной недостаточности [19], ревматоидном артрите [34], гепатите [25], ожирении [5], акне [9], при хронических болевых синдромах [10] и др. Значение определения специфики операциональных нарушений мышления выявляется и при анализе исследований тревожно-депрессивных расстройств в психиатрии, указывающих на высокую встречаемость данных нарушений при наличии когнитивного дефицита, связанного как с сопутствующей органической патологией, так и собственно аффективной патологией [47]. При этом исследования мышления при тревожно-депрессивных расстройствах практически не представлены, а имеющиеся работы указывают на преимущественную разработку и анализ мотивационного фактора данной психической деятельности, но не на анализ ее операциональной составляющей.

В рамках когнитивно-эмотивной концепции виды и типы когнитивных особенностей преимущественно связаны с установками по отношению к собственной личности и к миру. В частности, выделяются следующие когнитивные ошибки и стратегии оценки больных депрессией [45]:

  • произвольный вывод — вывод, основывающийся на недостаточных данных и условиях или даже при наличии опровергающих данных;
  • избирательная абстракция — реализует стратегию анализа деталей, не связанных с непосредственно заданным контекстом, при которой более существенные условия ситуации игнорируются, а сама концептуализация осуществляется на основании обособленной, внесистемной детали;
  • сверхгенерализация — тенденция продуцировать глобальные выводы на основании анализа одной или нескольких ситуаций с дальнейшей их экстраполяцией на иные или похожие обстоятельства и состояния;
  • глобализация/минимализация — когнитивная ошибка, связанная с переоценкой либо недооценкой уровня значимости или масштабности события;
  • персонализация — склонность личности к отнесению внешних событий и независящих от нее обстоятельств как производных от собственных действий;
  • абсолютистское дихотомическое мышление — склонность к интерпретации опыта и обстоятельств в рамках оценочных дихотомий (плохой/хороший, правильный/неправильный и т.д.).

Склонность к построению иррациональных и эмпирически невалидных гипотез как составляющих магического мышления характерно и для пациентов с тревогой [43]. Подобные особенности можно включить в понятие «аффективной дезорганизации мышления» [17], выражающейся в преобладании эмоциональных представлений при примате аффективной регуляции над когнитивной. Класс описанных феноменов и их патологическая каузальность также связана с общим когнитивно-стилевым поведением личности в виде стереотипности, ригидности паттернов мышления, общей неспособности к рациональной оценке стрессовых обстоятельств [16] и, в целом, общем нарушении метакогнитивной регуляции [31] и аффективно-когнитивной интегрированности и дифференцированности, рассматривающейся как диспозиционный фактор личностных и поведенческих расстройств [29].

В исследовании Д.Н. Царенко, посвященному определению клинико-психопатологических особенностей когнитивных нарушений при расстройствах тревожно-депрессивного спектра, отмечается высокая зависимость аффективно-когнитивных искажений с дефицитом исполнительных функций, обеспечивающих планирование, регуляцию и контроль над целенаправленной деятельностью; описываются результаты выполнения методики «Исключение предметов» в данной выборке, операционализирующей нарушения процессов обобщения как компонента операционального фактора мыслительной деятельности. Представленные автором данные, при этом, указывают на относительную сохранность возможностей категоризации при тревожно-депрессивных расстройствах (в частности, приводятся данные по среднему количеству обобщений на основе существенных признаков равные 89,4%) [38], однако не позволяют выявить качественное своеобразие и специфику механизмов обобщения. Возможно, полученные результаты относительной нормативности процессов обобщения при тревожно-депрессивных расстройствах можно объяснить недостаточностью методического обеспечения процедуры рассмотрения операциональных нарушений при пограничной патологии, отсутствии более дифференцированных критериев, позволяющих улавливать специфику нарушений мышления при данных расстройствах.

Таким образом, при рассмотрении исследований в области изучения процессов мышления при тревожно-депрессивных расстройствах пограничного спектра можно отметить общую разработанность системы оценки когнитивно-стилевого своеобразия, метакогнитивной регуляции и, в целом, описания специфики мотивационного звена мыслительной деятельности, в то же время отсутствуют данные в отношении определения особенностей ее операциональной составляющей (в частности, процессов обобщения). Данный факт указывает как на необходимость определения параметров и критериев диагностики специфических нарушений операционального компонента мышления при тревожно-депрессивных расстройствах (что в дальнейшем позволит разработать новый методический инструментарий для анализа процессов обобщения в клинике пограничных расстройств), так и на реализацию программы эмпирических исследований. Одним из способов возможного решения задачи создания нового методического материала может быть модификация методики «Исключение лишнего», позволяющая варьировать как уровень определенности задания (путем установления семантической плотности групп понятий, что, в целом, позволяет задавать «стрессовость» процессу обобщения), так и тип стандартного признака [23; 37].

Литература
1. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. М., 2000.
2. Бабаева Ю.Д., Березанская Н.Б., Васильев И.А. и др. Смысловая теория мышления // Вестник Московского университета. 2008. № 2.
3. Бабаева Ю.Д., Васильев И.А., Войскунский А.Е. и др. Эмоции и проблемы классификации видов мышления // Вестник Московского университета. 1999. № 2.
4. Боговин Л.В., Отраднова А.А., Монахова В.В. и др. Влияние тревожно-депрессивных расстройств на течение бронхиальной астмы // Бюллетень физиологии и патологии дыхания. 2014. № 52.
5. Боровков Н.Н., Халикова Д.М. Тревожно-депрессивные расстройства и качество жизни больных гонартрозом и ожирением // Сибирское медицинское обозрение. 2009. № 3.
6. Вартанян М.Е. Биологическая психиатрия. Общая психиатрия / Под ред. А.С. Тиганова. М., 1983.
7. Виноградова М.Г., Ермушева А.А. Категоризация телесных ощущений у больных с дерматозойным бредом // Теоретические и прикладные проблемы медицинской (клинической) психологии (к 85-летию Юрия Федоровича Полякова). М., 2013.
8. Волкова Е.В. Особенности алкоголизма у больных с возбудимыми чертами характера // Социальная и клиническая психиатрия. 2007. № 4.
9. Голоусенко И.Ю., Ольховская К.Б., Ляпон А.О. Качество жизни и психологический статус женщин с акне // Лечебное дело. 2012. № 4.
10. Данилова Е.В., Алексеева Е.А. Особенности развития тревожных и депрессивных расстройств при заболеваниях, сопровождающихся хроническим болевым синдромом // Бюллетень медицинских интернет-конференций. 2014. № 5.
11. Другалева А.С. Нейрофизиологические корреляты когнитивной сферы при пограничных нервно-психических расстройствах: Дисс. … канд. псих. наук. СПб., 2005.
12. Ениколопов С.Н., Дворянчиков Н.В. Концепции и перспективы исследования пола в клинической психологии // Психологический журнал. 2001. № 3.
13. Зейгарник Б.В. Патопсихология: Учеб. пособие / Под ред. Б.В. Зейгарник. М., 2002.
14. Ищенко Д.А., Вельтищев Д.Ю., Лисицына Т.А. и др. Клинико-патогенетическая взаимосвязь болезни Бехчета и психических расстройств // Научно-практическая ревматология. 2013. № 5.
15. Козлов Т.Н. Психопатологические и личностные механизмы суицидального поведения у военнослужащих срочной службы: Дисс. … канд. мед. наук. М., 2004.
16. Колотильщикова Е.А. Психологические механизмы невротических расстройств: Дисс. … докт. псих. наук. СПб., 2011.
17. Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза / Под ред. И.А. Кудрявцева. М., 1988.
18. Кузнецова А.А. Психодиагностика эмоционально-аффективных расстройств у женщин с онкологической патологией // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2008. № 49.
19. Кулова Д.Т., Хисматуллина З.Р., Исхаков Э.Р. и др. Тревожно-депрессивные изменения у пациентов, находящихся на программном гемодиализе, имеющих кожный зуд // Практическая медицина. 2012. № 61.
20. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.
21. Менделевич В.Д., Ахмадуллина Л.Р. Особенности антиципационной состоятельности у лиц пожилого и старческого возраста с невротическими расстройствами // Социальная и клиническая психиатрия. 2003. № 4.
22. Обидин И.Ю. Клинико-психологические характеристики патоморфоза истерических расстройств: в период социально-экономических перемен в России: Дисс. … канд. псих. наук. СПб., 2007.
23. Паршуков А.Ю., Харисова Р.Р., Чебакова Ю.В. Взаимосвязь типов обобщения с разными вариантами дефекта при шизофрении // Психология и Психотехника. 2014. № 10.
24. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М., 1988.
25. Радаева Е.В., Говорин А.В., Чистякова М.В. Тревожно-депрессивные расстройства и качество жизни больных хроническими вирусными гепатитами // Сибирский медицинский журнал. 2012. № 2.
26. Романова М.М., Махортова И.С., Бабкин А.П. и др. Анализ особенностей пищевого поведения, выраженности аффективных расстройств и показателей качества жизни у больных с синдромом диспепсии в сочетании с метаболическим синдромом // Вестник новых медицинских технологий. 2012. № 2.
27. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб., 1999.
28. Смулевич А.Б. Малопрогредиентная шизофрения и пограничные состояния. М., 2009.
29. Соколова Е.Т. Аффективно-когнитивная дифференцированность. Интегрированность как диспозиционный фактор личностных и поведенческих расстройств / Сост. Н.И. Чуприкова. М., 2009.
30. Стоянова И.Я. Методологические подходы к проблеме изучения пралогичности в ментальном пространстве больных с непсихотическими расстройствами // Вестник Томского государственного университета. 2005. № 286.
31. Труевцев Д.В. Метакогнитивная регуляция при психических расстройствах тревожно-депрессивного спектра // Медицинская психология в России. 2014. № 2 (25).
32. Тхостов А.Ш. Психология телесности: Учеб. пособие / Под ред. А.Ш. Тхостова. М., 2002.
33. Тхостов А.Ш., Виноградова М.Г. Нарушения мышления при истерическом расстройстве личности // Психологические исследования. 2010. № 2 (10).
34. Филатова Е.С., Алексеев В.В., Эрдес Ш.Ф. Болевой синдром при ревматоидном артрите // Научно-практическая ревматология. 2011. № 6.
35. Фишман Б.Б., Кочанов И.Н., Хорошевская А.И. и др. Особенности распространенности психогенных факторов риска среди больных артериальной гипертензией различных степеней по критериям доказательной медицины // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2014. № 2.
36. Фрейд З. Основные психологические теории в психоанализе / Пер. М.В. Вульф. М., 2006.
37. Харисова Р.Р. Субъективные обобщения как нормативный способ осуществления мыслительных действий // Психология и педагогика: современные методики и инновации, опыт практического применения: Сб. мат. IX междунар. науч.-практ. конф., Липецк, 31 июля 2015 г. Липецк, 2015.
38. Царенко Д.Н. Клинико-психологические особенности когнитивных нарушений при расстройствах тревожно-депрессивного спектра: Дисс. … канд. мед. наук. М., 2012.
39. Чебакова Ю.В., Передеряева Л.В. Гендерные факторы психосоматического симптомообразования (на модели соматоформных расстройств) // Психология и психотехника. 2012. № 6.
40. Шимохина Н.Ю. Роль тревожно-депрессивных расстройств в патогенезе острого коронарного синдрома // Сибирское медицинское обозрение. 2014. № 2 (86).
41. Штарик С.Ю., Петрова М.М., Гарганеева Н.П. Некоторые аспекты коморбидности тревожно-депрессивных расстройств и артериальной гипертензии // Сибирский медицинский журнал. 2009. № 4—2.
42. Эллис А. Когнитивный элемент депрессии, которым несправедливо пренебрегают // Московский психотерапевтический журнал. 1994. № 1.
43. Эллис А. Гуманистическая психотерапия: Рационально-эмоциональный подход. СПб.-М., 2002.
44. Abraham K. The influence of oral eroticism on character formation / Ed. K. Abraham. London, 1924.
45. Beck A.T. Cognitive therapy and the emotional disorders. N.Y., 1976.
46. Few L.R., Miller J.D., Grant J.D., Maples J., Trull T.J., Nelson E.C., Oltmanns T.F., Martin N.G., Lynskey M.T., Agrawal A. Trait-Based Assessment of Borderline Personality Disorder Using the NEO Five-Factor Inventory: Phenotypic and Genetic Support // Psychol Assess, 2015.
47. Korczyn A. D., Halperin I. Depression and dementia // Journal of the neurological sciences. 2009. № 1.
48. Pfuhlmann B. Differential diagnosis of catatonic psychoses // European Psychiatry. 2010. 25(1).
49. Robinson E.G., Rathbone G.N. Impact of race, poverty, and ethnicity on services for persons with mental disabilities: call for cultural competence // Ment. Retard. 1999. № 37(4).
Просмотров: 409 Комментариев: 0
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018