+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Июнь, 2014
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 2, 2014
ИНСТИТУТ ПУБЛИЧНОГО ОБЕЩАНИЯ НАГРАДЫ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ
Автор/авторы:
Максимов Виталий Алексеевич,
преподаватель, кандидат юридических наук
Санкт-Петербургский университет МВД России
Контакты: ул. Партизана Германа, д. 7, Санкт-Петербург, Россия, 198329
E-mail: maximovva@mail.ru
УДК: 347.5
Аннотация: Предпринята попытка ответить на наиболее острые вопросы, связанные с публичным обещанием награды в деятельности правоохранительных органов.
Ключевые слова: вознаграждение, имеющие значение для ОВД, орган внутренних дел, публичное обещание награды, сведения, сотрудник ОВД, субъект правоотношений, физическое лицо, юридическое лицо
Дата публикации: 08.06.2016
Дата публикации на сайте: 08.06.2016
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: В.А. Максимов, Институт публичного обещания награды в деятельности правоохранительных органов // Современная наука. № 2. 2014. С.11-15
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Законно ли публичное обещание награды лицу, которое непосредственно занимается проведением расследования по уголовному или административному делу, т.е. фактически за его прямые функциональные обязанности, которые он априори должен выполнять хорошо и профессионально?

Существует соображение о том, что должностные лица, в служебные обязанности [1] которых входит совершение соответствующих действий, не имеют права на такую награду [2, с. 345]. Подобную позицию разделяют и некоторые органы прокуратуры. Так, например, 4 апреля 2005 г. прокуратура Краснодарского края официально рекомендовала ОАО «Кубаньэнерго» отменить раздачу наград победителям проводимого им конкурса среди участковых милиционеров «Расхитителей электроэнергии — к ответу». С точки зрения прокуратуры, публичное обещание награды милиционерам за то, что они должны делать в силу занимаемой должности, противоречит «Закону о милиции» РФ [3].

С подобными мнением мы согласны, но не полностью, так как считаем, что в настоящее время ограничения, закрепленные ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» и п. 6 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ (в ред. от 2 апреля 2014 г.) «О государственной гражданской службе Российской Федерации», слишком строго и не объективно регламентируют вопрос получения сотрудниками органов внутренних дел вознаграждения в связи с осуществлением ими своих служебных обязанностей, за которые дополнительно предусмотрена публичная награда, что не соответствует сложившимся жизненным условиям.

Итак, ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» гласит: «на сотрудника полиции распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и ст. 17, 18 и 20 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»...».

Пункт 6 ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ (в ред. от 2 апреля 2014 г.) «О государственной гражданской службе Российской Федерации» устанавливает, что: «в связи с прохождением гражданской службы гражданскому служащему запрещается: …получать в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения)…».

Перечень запрещенных вознаграждений является не только максимально широким (подарки, денежные вознаграждения, ссуды, услуги, оплата развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), но и открытым. Этот запрет установлен законодателем для того, чтобы сотрудники полиции не оказывали предпочтения каким-либо лицам на основе семейных, дружеских или иных связей, помимо служебных, не оказывались обязанными по отношению к организациям, желающим получить от них выгоду в любой форме, но и сами не провоцировали вымогательство взяток.

Запрет получать вознаграждения от физических и юридических лиц в связи с исполнением должностных обязанностей означает наказуемость любых действий по извлечению доходов, выгод имущественного и иного характера, получению услуг за счет создания коллизии служебных и иных интересов.

Если коллизия не возникает, не происходит нарушения законности, справедливости, ущемления интересов одного из субъектов правоотношений или интересов государства в целом, как в случае, например, с публичным обещанием награды родственниками потерпевшего за поимку разыскиваемого особо опасного преступника, ведь сотрудники органов внутренних дел выполняют свои обязанности независимо от того объявлена награда или нет, у них нет права и возможности выбора, они обязаны принять все меры к розыску и поимке преступника.

Более того п. 4. ст. 1055 ГК РФ гласит: «Обязанность выплатить награду возникает независимо от того, совершено ли соответствующее действие в связи со сделанным объявлением или независимо от него». Из чего мы можем сделать вывод, что обязанность выплатить вознаграждение возникает независимо от того, знал ли исполнитель об объявлении награды, а также не зависит от того является ли это непосредственно его прямой функциональной обязанностью.

В подтверждение высказанного мнения также хотелось бы привести тот факт, что 22 июня 2014 г. в Ленинском районе столицы Чеченской республики, полицейский А. Допаев в ходе патрулирования заметил мужчину, внешность и поведение которого привлекли его внимание. Подойдя к нему, патрульный попросил предъявить документы и сумку для осмотра. Мужчина предоставил полицейскому возможность ее осмотреть, однако, зайдя за спину, тут же достал пистолет и открыл огонь. Глава республики Рамзан Кадыров прокомментировал случившееся на своей страничке в Instagram: «Я со всей ответственностью заявляю, что поиск убийцы будут вести все сотрудники правоохранительных органов и жители республики. Мразь, поднявшая руку на нашего боевого товарища, не уйдет от наказания. Оно будет самым СТРОГИМ! Я принял решение выделить вознаграждение в сумме 10 млн руб. тому, кто назовет убийцу и укажет место его нахождения. А тому, кто в случае сопротивления уничтожит бандита, будут вручены орден Кадырова и дорогой подарок. Мы никому не позволим безнаказанно проливать кровь сотрудников полиции и жителей республики» [4].

Поэтому полагаем, что откликнувшимися на обещание награды могут быть и те, кто обязан по службе или в силу закона совершать действия, указанные в публичном обещании награды.

На наш взгляд введение в практическую деятельность такого института, как публичное обещание награды за предоставление сведений, имеющих значения для МВД России — поимку особо опасного преступника, розыск без вести пропавшего лица и т.д. — позволит стать эффективным средством предупреждения коррупции; поскольку оно будет препятствовать злоупотреблениям, сопряженным с получением выгод и привилегий, путем использования служебного положения, и наоборот, стимулировать, посредством привлечения частных источников финансирования, активную деятельность соответствующих должностных лиц при осуществлении ими своих служебных обязанностей, увеличивать их материальное благосостояние, экономическую независимость и материальное благополучие и, как следствие, престиж профессии в целом.

Ни у кого не вызывает сомнения возможность сотрудника полиции вернуть за вознаграждение утерянную вещь, так почему и на каком основании он должен быть ограничен в возможности получить материальное вознаграждение или какую-либо иную награду за поимку преступника или раскрытие хищения, если об этом публично заявлено заинтересованным частным субъектом гражданских правоотношений, ведь сотрудник полиции, хоть и специальный субъект гражданско-правовых отношений в силу осуществляемой им деятельности, но никоем образом не ограничен, как и любое иное физическое лицо при осуществлении своих правомочий в данных правоотношениях.

Возможно, для более правильного, объективного и прозрачного распределения награды при данных обстоятельствах следует рассмотреть вопрос о передаче вознаграждения непосредственно в сам орган полиции, где проходит службу тот или иной сотрудник, с дальнейшей ее выплатой ему в том или ином объеме или распределением награды между всеми отличившимися сотрудниками. Ведь в большинстве случаев раскрытие и расследование преступления является заслугой не отдельно взятого сотрудника полиции, а целого коллектива. В любом случае, данный вопрос требует более детальной регламентации соответствующими ведомственными нормативными актами.

Тем не менее, следует дифференцировать осуществление тех или иных действий сотрудника полиции; так, например, предоставление информации для третьих лиц может явиться уже нарушением действующего уголовного законодательства, так как будет составлять сведения, не подлежащие разглашению, и напрямую данный запрет предусмотрен, а передача разыскиваемого лица, подозреваемого в убийстве, родственникам убитого — преступлением.

В исследуемых правоотношениях, связанных с публичным обещанием награды за предоставление сведений, имеющих значение для правоохранительных органов в связи с раскрытием или расследованием противоправного деяния, розыском лиц, скрывающихся от следствия, дознания, суда или без вести пропавших, возникает вопрос — какие участники гражданского оборота, кроме правоохранительных органов, могут объявлять о выплате подобного рода вознаграждений?

С точки зрения существующего законодательства, любые лица наделены такой возможностью. Однако, по нашему мнению, учитывая специфичность и сложность анализируемого явления, необходимо сделать правоохранительные органы центральным субъектом данных правоотношений. Объясняется это ведущей ролью правоохранительных органов и МВД России, в частности, в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. В связи этим представляется целесообразным внести следующие изменения в существующее законодательство Российской Федерации:

1. Выделить публичное обещание награды за предоставление сведений, имеющих значение для правоохранительных органов в ряд отдельных норм, являющихся составной частью института публичного обещания награды.

2. Регламентировать вопросы волеизъявления отдельных физических лиц и организаций по поводу обещания награды за предоставление сведений, имеющих значение для правоохранительных органов. Данные действия необходимо совершать при их согласовании с соответствующим органом, в чью компетенцию входит раскрытие и расследование данного вида противоправного деяния, причем в таком случае обещание будет исходить от данного правоохранительного органа, а финансирование будет производиться за счет лиц, желающих объявить вознаграждение (вопросы финансирования будут более подробно рассмотрены ниже). Это одновременно будет обеспечивать беспристрастность и объективность полученных таковым путем доказательств и информации посредством независимой и профессиональной оценки соответствующими компетентными должностными лицами.

Заслуживает внимание и тот факт, что данная концепция подтверждается успешной практикой в ряде зарубежных стран. Так, например, в США все вопросы, связанные с объявлением вознаграждения за предоставление сведений, имеющих значение для раскрытия и расследования противоправных деяний, определением суммы выплачиваемого вознаграждения и процедуры его выплаты находятся в компетенции правоохранительных органов.

Обращает на себя тот факт, что вопросы финансирования публичного обещания награды за предоставление сведений, имеющих значение для правоохранительных органов, не отражены в действующих нормативно-правовых актах. В процессе исследования, мы пришли к выводу, что финансирование указанных правоотношений должно проводиться следующим образом. Необходимо, например, при МВД России создать специальный фонд, целью которого будет аккумулирование средств на выплату вознаграждений, и, соответственно, из него же они и будут выплачиваться. Формирование фонда целесообразно проводить за счет средств как федерального бюджета, так и пожертвований отдельных граждан и организаций. Ответственность за целевое использование средств фонда необходимо возложить непосредственно на МВД России. Однако, зарубежный опыт показывает немного иную систему финансирования. В частности, в США подобные фонды создаются не только на уровне государства, но и на уровне штатов и муниципальных образований. Тем не менее, учитывая специфику российской действительности, такая структура представляется нам неприменимой на территории Российской Федерации и слепо копировать ее не стоит. Объясняется это тем, что централизованная, на уровне министерства, организация финансирования позволит исключить путаницу при сообщении сведений, выплате вознаграждений, а также даст возможность четко контролировать получение и расходование средств фондом.

Законно ли обещание вознаграждения за предоставление неких сведений, информации лицом, которое планирует использовать данные сведения для возбуждения и расследования уголовного или административного дела?

Да, действующее гражданское и уголовное законодательство не устанавливает какие-либо ограничения на данный счет. Хорошим примером может послужить, например, публичное объявление награды страховой компанией за предоставление сведений о совершении того или иного преступления, которые будут способствовать скорейшей идентификации и поимке преступника. В случае получения такой информации страховой компании остается лишь передать данную информацию в соответствующие компетентные правоохранительные органы, которые либо примут ее как существенную информацию, имеющую значение для расследования дела, либо приобщат как доказательство вины преступника. Конечно же, при получении подобного рода информации или доказательств правоохранительным органам приходится задумываться об объективности и незаинтересованности данных, например, свидетельских показаний, и проверять с особой пристальностью вплоть до постановки под сомнение переданных вещественных доказательств. В правоохранительных органах предусмотрена также оплата информации, переданной лицами, оказывающими конфиденциальное содействие правоохранительным органам в рамках оперативно-разыскной деятельности, но публичное обещание награды в данном конкретном случае происходит от частного лица, а не от государства, что опять же никоем образом не ограничено действующим законодательством.

Использование при судебном разбирательстве доказательств или информации, полученной следствием при помощи института публичного обещания награды, не изменит ли их доказательную силу?

В Российской Федерации нет запретов, касающихся получения доказательств подобным способом, так как он напрямую не противоречит действующему законодательству. Все полученные доказательства и их элементы могут быть оценены судом по справедливости. Единственная сложность, которая может возникнуть с информацией, доказательствами или свидетельскими показаниями, собранными в обмен на вознаграждение — это анонимность.

Согласно действующего уголовного законодательства процедура анонимности или неразглашения данных о лице, дающем свидетельские показания, является крайне регламентированной процедурой в виду избежания возможных кривотолков и злоупотреблений. Соответственно, свидетельские показания, которые не отвечают данной процедуре и предъявляемой ей требованиям, имеют намного меньшую значимость. Такого рода сведения могут быть одним из многочисленных элементов, способных указать вектор расследования или причастности того или иного лица к совершению преступления, но являться доказательствами в рамках уголовного дела — нет.

Не является ли объявление награды, за предоставление сведений, имеющих значение для правоохранительных органов для выявления или расследования какого-либо противоправного деяния, или поимку лица, скрывающегося от следствия, дознания, суда, или без вести пропавшего, признаком отсутствия уверенности в способности самих правоохранительных органов найти виновных?

Нет, публичное обещание награды нисколько не умоляет достоинство правоохранительных органов и системы правосудия в целом. Так у правоохранительных органов имеются свои научно-технические способы и методы выявления, раскрытия и расследования преступлений, которыми, например, не обладает страховая компания. Факт предложения награды сравним в данном случае с приглашением свидетеля для участия в конкретной процедуре на возмездной основе. Мы не считаем, что это означает отсутствие доверия к правоохранительным органам или их компетентности и профессионализму.

Способен ли подобного рода финансовый стимул привести к существенным сдвигам в раскрытии и расследовании преступлений?

Все зависит от того, с какой стороны на это посмотреть. Например, семьи и родственники пропавших без вести зачастую нанимают частные детективные агентства, обещают награду за предоставление сведений о местонахождении пропавшего, но это не приводит к отправлению правосудия, ибо вынести объективный и справедливый приговор может только суд, а провести законное расследование — соответствующее компетентное должностное лицо правоохранительных органов.

С другой стороны, — это официальный посыл всему остальному гражданскому сознательному сообществу о необходимости проявить сознательность и получить за это вознаграждение, т.е. дополнительный источник информации и даже доказательств. Кроме того, это еще и дополнительный инструмент финансирования борьбы с противоправными деяниями в целом, так как граждане понимают, что понесенные ими расходы в рамках поиска информации о совершении противоправного деяния, или поимки лица, скрывающегося от следствия, дознания, суда, или без вести пропавшего, будут компенсированы, а риск — возмещен. На наш взгляд это мог бы быть еще и дополнительный стимул для самих сотрудников правоохранительных органов, которые имели бы не запрещенную законом возможность проявить наилучшим образом свои профессиональные навыки и получить за это вознаграждение.

Не создает ли этот факт каких-либо этических проблем?

Безусловно, намного предпочтительней, чтобы граждане сознательно и безвозмездно, руководствуясь исключительно чувством гражданского долга, сообщали в правоохранительные органы обо всех обстоятельствах противоправной деятельности, о которой им стало известно.

Но таких граждан, к сожалению, не много, а вот вопрос материального стимула в рамках сложившейся рыночной экономики является прекрасным стимулом для осуществления тех или иных действий. Институт публичного обещания награды не будет являться в данном случае чем-либо, что может противоречить или мешать отправлению правосудия. Напротив, в рамках самой процедуры расследования правоохранительными органами можно лишний раз поразмыслить о способах и средствах получения тех или иных доказательств, чтобы оценить будут ли они признаны судом в качестве доказательств.

Литература
1. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (ч. 2): В 3 т. / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2011.
2. Гражданское право: В 2 т. Т. II / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2000.
3. Коммерсант. 2005, 5 апр.
4. URL://http://www.lifenews.ru/news/135457
5. Желонкин С.С. О противоправности и неправомерности действия, образующего состав недействительной сделки // Мир экономики и права. 2009. № 38.
6. Максимов В.А. Право хозяйственного ведения субъектов системы МВД России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 2007.
7. Матросов А.Ю. Публичное обещание награды за предоставление сведений, имеющих значение для ОВД: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. СПб., 2006.
8. Смирнов В.И., Желонкин С.С. Историко-правовое развитие учения о сделках, как одном из юридических факторов // Современная наука. 2010. № 3
Просмотров: 757 Комментариев: 0
Похожие статьи
  1. ОСОБЕННОСТИ УЧАСТИЯ ОРГАНА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ ИЗ ПУБЛИЧНОГО ОБЪЯВЛЕНИЯ О НАГРАДЕ ЗА СОВЕРШЕНИЕ УКАЗАННОГО В ОБЪЯВЛЕНИИ ПРАВОМЕРНОГО ДЕЙСТВИЯ В УКАЗАННЫЙ В НЕМ СРОК В КАЧЕСТВЕ «ПРИЗВАВШЕГО» СУБЪЕКТА
  2. ОСОБЕННОСТИ УЧАСТИЯ ОРГАНА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ ИЗ ПУБЛИЧНОГО ОБЪЯВЛЕНИЯ О НАГРАДЕ ЗА СОВЕРШЕНИЕ УКАЗАННОГО В ОБЪЯВЛЕНИИ ПРАВОМЕРНОГО ДЕЙСТВИЯ В УКАЗАННЫЙ В НЕМ СРОК В КАЧЕСТВЕ «ОТОЗВАВШЕГОСЯ» СУБЪЕКТА
  3. РОЛЬ И МЕСТО МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ В ПРАВООТНОШЕНИЯХ ИЗ ПУБЛИЧНОГО ОБЕЩАНИЯ НАГРАДЫ ЗА ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ СВЕДЕНИЙ, ИМЕЮЩИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018