+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Март, 2014
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 1, 2014
АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОБЪЕКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
Автор/авторы:
Шевченко Василий Юрьевич,
аспирант кафедры уголовного права и процесса
Московский институт экономики, политики и права
Контакты: Климентовский пер., д. 1, стр. 1, Москва, Россия, 115184
E-mail: anfas3@yandex.ru
тел.: 8 (495) 542-68-64
УДК: 343.23
Аннотация: Рассматривается актуальность и состояние теоретической разработки проблемы учения об объекте преступления; анализируются концепции об объекте преступления; обосновывается вывод о том, что понятие объекта преступления, закрепленное в законе, не вполне соответствует преобладающей в доктрине уголовного права концепции.
Ключевые слова: вред, значение объекта, интерес, лица , общественные отношения, объект преступления, порядок, правовая норма, правовое благо, предмет, ценности
Дата публикации: 30.03.2016
Дата публикации на сайте: 26.05.2016
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Шевченко Василий Юрьевич , Актуальность проблемы опрнделения объекта преступления // Современная наука. № 1. 2014. С.16-20
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Необходимо отметить тот факт, что проблемы определения объекта преступления активно освещалась и освещается в юридической литературе, что связано с ее актуальностью и важностью в общей системе законодательства. Проблема объекта преступления тесно связана с учением о составе преступления, где объект преступления, обязательный элемент каждого преступного деяния, преступлений без посягательства на какой-либо объект не бывает; Объект преступления — это то, на что направлено посягательство, те общественные отношения или предметы материального мира которым причиняется или может быть причинен вред в результате совершения преступного деяния. Поэтому актуальность проблемы определения объекта преступления обуславливается важностью его значения.

Значение объекта преступления состоит в том, что он:

- служит критерием, определяющим строение Особенной части УК РФ;

- позволяет отграничить сходные по признакам составы преступлений, а также преступление от других правонарушений, преступлений от малозначительных деяний (ч. 2 ст. 14 УК РФ);

- позволяет определить характер и степень общественной опасности преступного деяния, т.е. какому именно социально значимому благу, и в какой степени причинен (или мог быть причинен) ущерб.

В теории уголовного права объекты преступления условно подразделяются по «вертикали» и по «горизонтали». В первом случае выделяют: общий, родовой, видовой и непосредственный объекты преступления.

Общий объект — это объект всех преступлений (ст. 2 УК РФ).

Родовой объект — это объект, объединяющий группу однородных преступлений. Родовой объект преступления лежит в основе кодификации и классификации норм Особенной части УК РФ по разделам. Например, в разделе «Преступления против личности» родовым объектом являются права, свободы и гарантии прав личности.

Видовой объект — это объект, объединяющий несколько однородных преступлений в одну группу, он является частью родового объекта. Видовой объект преступления лежит в основе кодификации и классификации норм Особенной части УК РФ по главам. Например, видовым объектом главы «Преступления против жизни и здоровья» являются жизнь и здоровье человека.

Объектом преступления признаются важнейшие социальные ценности, блага, интересы, но не все, а только те, которые охраняются уголовным правом от преступных посягательств. В соответствии со ст. 2 УК РФ таковыми являются права и свободы человека и гражданина, мир и безопасность человечества, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ.

Исчерпывающий перечень объектов уголовно-правовой охраны определен особенной частью УК РФ в названиях разделов и глав (кроме гл. 26) Особенной части УК РФ, например, разделов: VII «Преступления против личности», VIII «Преступления в сфере экономики», IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», X «Преступления против государственной власти», XI «Преступления против военной службы», XII «Преступления против мира и безопасности человечества»; глав: 16 «Преступления против жизни и здоровья», 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» и др., а также диспозициях отдельных статей, например, ч. 1 ст. 205, ч. 1 ст. 213 Особенной части данного УК.

Однако, действующий уголовный кодекс РФ 1996 г. не называет, общественные отношения, объектом охраны или преступления, и не дает его определения. Статья 14 УК РФ признает преступлением совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания. Но при этом статья не указывает, что объектом преступления являются, общественные отношения.

Перечень объектов, которые охраняются уголовным законом, изменяются с течением времени, в зависимости от действующих в конкретный исторический период социально-экономических условий.

Методом юридического оформления этих изменений выступают два взаимосвязанных процесса: криминализация и декриминализация.

Так, в 1991 г. изменился общественный строй нашей страны, изменились экономические и политические основы государства, изменился и перечень общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Соответственно, в УК РФ 1996 г. появилась группа уголовно-правовых норм, охраняющих новые — рыночные общественные отношения в сфере управленческой деятельности в коммерческих и иных организациях (гл. 23 УК), отношения в сфере компьютерной информации (гл. 28 УК) и др. Группа же деяний, которые посягали на общественные отношения, сложившиеся в условиях социалистической плановой экономики, была декриминализирована.

Однако, теоретическое определение объекта преступления, как общественного отношения, осталось неизменным. Объект преступления — это общественные отношения, охраняемые уголовным законом, на которые направлено общественно опасное деяние и которым причиняется вред, либо создается реальная угроза причинения вреда. Вместе с тем, считая объектом преступлений общественные отношения, мы вынуждены признать, что уголовное право охраняет не материальные ценности и блага, жизнь, здоровье, природную среду и др., а формы связей между субъектами отношений; т.е. на лицо противоречие между описанием объекта в УК РФ как определенных материальных ценностей и доминирующей теорией     определения объекта как общественные отношения.

Концепция, согласно которой объектом преступления являются охраняемые уголовным правом общественные отношения, утвердилась в советском уголовном праве после Октябрьской революции и продолжает оставаться актуальной и фигурирует во многих современных учебных пособиях и научных изданиях [3]. Впервые общественные отношения были названы объектом преступления в Инструкции НКЮ 1919 г. «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР». В теории уголовного права, это положение было высказано в 1924 г. А.А. Пионтковским, подчеркнувшим, что объектом всякого преступления являются общественные отношения, охраняемые аппаратом уголовно-правового принуждения [4, с. 129, 130; 5, с. 291].

Данную теорию подвергли критике: так, профессор А.В. Наумов отмечает, что данная теория пригодна не для всех преступлений, которые предусмотрены уголовным законом: так, если определение объекта кражи с данных позиций является несложным (это общественные отношения собственности), то определение объекта, допустим, преступлений против жизни как неких общественных отношений является весьма проблематичным; следовательно, данная теория не является универсальной [6, с. 147; 7, с. 91, 92]. Объектом преступлений против жизни в рамках данной теории называются общественные отношения, охраняющие жизнь, однако, А.А. Тер-Акопов по данному поводу писал следующее: «Признавать в качестве сущности убийства нарушение порядка отношений, охраняющих жизнь человека, — значит переставлять ценности с ног на голову: признавать основной социальной ценностью не человека, а общественные отношения, в которые он входит и которые существуют, собственно, ради него» [8, с. 10].

В числе других трактовок объекта можно назвать, например, такую: объект преступления — «тот, против кого оно совершается, т.е. отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериальные ценности которых, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию, в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда» [9, с. 135]. Л.С. Белогриц-Котляревский представлял объект преступления следующим: «Преступление есть, прежде всего, нарушение закона или, говоря точнее, правовой нормы, регулирующей отношения людей друг к другу или к юридическим установлениям, совокупность которых образует правопорядок. Но преступление, нарушая нормы, т.е. абстрактные запреты или веления закона, вместе с тем необходимо разрушает те реальные блага или интересы, для которых эти нормы существуют… Таким образом, объектом преступления с формальной стороны является норма, а с материальной — те жизненные интересы или блага, которые этими нормами охраняются» [10, с. 161]. В пособиях по уголовному праву, подготовленных научными сотрудниками Института государства и права РАН, а также преподавателями Московского государственного университета предлагается вернуться к теории объекта преступления как правового блага, которая была разработана в конце XIX в. представителями классической и социологических школ уголовного права [6, с. 10; 7, с. 92; 11, с. 206, 207].

Суть данной позиции в достаточно современной форме выразил Н.С. Таганцев: Жизненным проявлением нормы может быть лишь то, что вызывает ее возникновение, дает ей содержание, служит ей оправданием — это интерес жизни, интерес человеческого общежития, употребляя это выражение в широком собирательном значении всего того, что обусловливает бытие и преуспеяние отдельного лица, общества, государства и всего человечества в их физической, умственной и нравственной сферах. Жизнь общественная в ее индивидуальных и общественных проявлениях творит интересы и вызывает их правоохрану, в силу чего эти интересы получают особое значение и структуру, облекаются в значение юридических благ и как таковые дают содержание юридическим нормам и в то же время служат их жизненным проявлением, образуя своей совокупностью жизненное проявление правопорядка, При этом, обращая интерес жизни в правовое благо, право не только признает бытие этого интереса, не только дает ему охрану и защиту, но видоизменяет его в объеме, форме, иногда даже в содержании, сглаживая его частный, индивидуальный характер и придавая ему социальное, общественное значение… Таким образом, посягательство на норму права в ее реальном бытии есть посягательство на правоохраняемый интерес жизни, на правовое благо… Такими правоохраняемыми интересами могут быть: личность и ее блага — жизнь, телесная неприкосновенность, личные чувствования, честь, обладание или пользование известными предметами внешнего мира; проявление личности вовне, свобода передвижения и деятельности в ее различных сферах; возникшие в силу этой деятельности известные отношения или состояния — их неизменяемость, ненарушимость; различные блага, составляющие общественное достояние и т.п. Причем, конечно, не всякий интерес этих групп получает правоохрану, а только тот, который может иметь общественное значение. Охраняемые интересы могут иметь реальный характер — жизнь, здоровье, неприкосновенность владения, или идеальный — честь, религиозное чувство, благопристойность и т.д.

Эти интересы могут принадлежать отдельному лицу, физическому или юридическому лицам, или отдельным общностям, существующим в государстве, или всей совокупности общественных факторов, всему обществу, или, наконец, государству как юридически организованному целому. Правоохрана может относиться или к самому интересу, защищая его непосредственно от разрушения, уничтожения или изменения, или охрана может быть направлена на юридическое отношение лица к такому благу — охрана возможности и свободы владеть, распоряжаться или пользоваться таким благом или интересом [12, с. 32—35]. В рамках данной позиции дается следующее определение: «объект преступления — это охраняемые уголовным законом социально значимые ценности, интересы, блага, на которые посягает лицо, совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен существенный вред» [11, с. 209], либо аналогичное определение, не исключающее возможности признания объектом преступления общественных отношений: объект — это «охраняемые уголовным законом общественные отношения и блага (интересы), которым причиняется ущерб в результате совершения преступления» [13, с. 111]. Материальным признаком, на основе которого устанавливается объект преступления, являются причиненные им общественно опасные последствия.

Тогда, каким образом причиняется вред общественным отношениям и что происходит с ними после причинения им вреда? Общественные отношения состоят из трех элементов:

  • субъекты (участники, стороны общественного отношения);
  • предмет (та вещь или благо, по поводу которой существуют отношения);
  • социальная связь между участниками (содержание отношения) [13, с. 108].

Согласно данной теории, преступление может нарушать различные элементы общественных отношений: преступник может непосредственно воздействовать: на их субъектов, применяя к ним физическое или психическое насилие, на предмет, по поводу которого возникают общественные отношения, или непосредственно на взаимосвязь между участниками общественного отношения, препятствуя осуществлению какой-либо деятельности или уклоняясь от выполнения социальной обязанности [14, с. 95]. Однако, конструкция общественных отношений, имеет недостатки так как «…ни сами люди — субъекты отношений, ни материальные предметы — объекты отношений, ни действия людей не являются структурными элементами общественных отношений», что они (общественные отношения) не могут включать в себя в качестве составных элементов различные предметы материального мира, «ибо общественное отношение не включает в себя ничего вещественного» [15, с. 44—51; 16, с. 20].

Таким образом, если в советский период основные противоречия учения об объекте преступного посягательства находились в рамках всего лишь одной теории объекта преступления как общественных отношений, то на современном этапе актуальность рассматриваемой «проблемы объекта» обусловлена наличием ряда теорий в определении объекта преступления. Одни теории, утверждают, что объектом являются общественные отношения; другие, — называют объектом преступления человека, причинение преступного вреда которому производится путем причинения вреда его благам; третьи, — именуют объектом преступления определенные блага, причиняя вред которым преступление в конечном итоге причиняет вред человеку; четвертые, — употребляют данный термин для обозначения, как самого человека, так и тех социальных благ (ценностей), причиняя вред которым, преступление, в конечном итоге, причиняет вред человеку.

Объединяющей составляющей всей теории является причинение вреда.

Различие только в том, кто или что подвергается причинению преступного вреда. В теориях признающих объектом человека и правовое благо причинению преступного вреда подвергается человек. В теории объекта как общественных отношений причинению преступного вреда подвергаются общественные отношения. В некотором роде, аналогичным категории «объект преступления» теоретики англо-американской уголовно-правовой науки используют категорию «уголовно-наказуемый вред», понимаемую как утрата общественных ценностей (жизнь, свобода, честь и деньги; общая безопасность; социальные, семейные и религиозные формирования; общая мораль; социальные ресурсы; общий прогресс; личная жизнь) в результате совершения преступления [17, с. 64]. В теории американского права чаще всего говорится о «вреде социальному порядку» [18, с. 29]. Теория объекта преступления как общественных отношений не является универсальной. Действительно, и закон, и практика пользуются совершенно конкретными и реальными категориями для его установления: смерть человека, утрата имущества, уничтожение или повреждение природных объектов, унижение чести и достоинства, нарушение общественной безопасности и т.д. Как видно, уголовно-правовой вред (ущерб) всецело связан с охраняемым правовым благом (предметом), от него зависит, им определяется. И в определении объекта преступления, шагом вперед, является теория объекта как правового блага, которая нашла отражение и в уголовно-правовой литературе советского периода. Так, С.В. Познышев, несмотря на позицию «Руководящих начал по уголовному праву РСФСР» 1919 г., в ст. 5 и 6, в которых было прямо записано, что «преступление есть нарушение порядка общественных отношений, охраняемого уголовным правом», в своем учебнике 1923 г. не решился признать неясную для него конструкцию «общественные отношения» и говорит о последней как о тех «конкретных отношениях, вещах и состояниях лиц или вещей, которые охраняются законом под страхом наказания» [19, с. 53].

Все правовые блага, на которые направляются преступные посягательства, можно подразделить на три категории:

1) блага личные, неразрывно связанные с личностью их обладателей, причем обладателями их могут быть только физические лица, каждое в отдельности; таковы жизнь, честь, здоровье и т.д.;

2) блага общественные, заключающиеся в осуществлении или правильном функционировании различных общественных союзов и тех или иных элементов их организаций или отдельных сторон их жизни. К ним принадлежат разные посягательства на разные части государственного механизма;

3) блага имущественные, которые могут быть в обладании как отдельных лиц, так и коллективных единиц [19, с. 57].

Правовое благо как охраняемая уголовным законом ценность включает в себя вещи, т.е. материальные предметы, продукты духовного творчества (результаты определенной деятельности), личные нематериальные блага, действия (воздержание от действия) и результаты действия субъектов правоотношений. Иными словами, предмет преступления и есть правовое благо как определенная ценность. На это, обращал внимание А.Ф. Кистяковский, который видел в объекте преступления его предмет, «на который направлено или над которым совершено преступление» [20, с. 280]. Совпадение объекта и предмета как единой ценности дает возможность не выделять предмет как самостоятельную уголовно-правовую категорию. Так, Б.С. Никифоров видел предмет как составную часть объекта и пришел к выводу, что «проблема предмета преступления в ее нынешнем виде, по существу, снимается, потому что устраняется необходимость в самостоятельном исследовании предмета преступления как явления, лежащего за предметами объекта и ведущего самостоятельное по отношению к нему существование» [18, с. 130—132]. Концепция «объект — правовое благо как определенная ценность» согласуется и с перечнем объектов преступления действующего уголовного законодательства, поскольку законом охраняются именно конкретные жизненные блага.

Таким образом, в отличие от конструкции объекта как общественных отношений, теория объекта преступлений «объект — правовое благо» более предпочтительней как более точно сочетающая в себе, с одной стороны, указание на специфику уголовного права (уголовная ответственность наступает лишь за посягательство на охраняемые уголовным законом блага), с другой, — указание на реальное благо как охраняемую ценность.

Литература
1. Конституция Российской Федерации от 25 декабря 1993 г.
2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ.
3. Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 2002.
4. Уголовное право РСФСР. Часть Общая. М., 1924.
5. Уголовное право. Общая часть. М., 1948.
6. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996.
7. Российское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 1997.
8. Тер-Акопов А.А. Ответственность за нарушение специальных правил поведения. М., 1995.
9. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Отв. ред. И.Я. Козаченко и 3.А. Незнамова. М., 1997.
10. Белогриц-Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права. Общая и Особенная части. К.-СПб.-Харьков, 1903.
11. Курс уголовного права. Общая часть.Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М.Тяжковой. М., 2004.
12. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть Общая: Лекции. В 2 т. Т. 1. М., 1994.
13. Уголовное право России / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева, А.В. Наумова. М., 2006.
14. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. А.С. Михлина. М., 2004.
15. Ляпунов Ю.И. Уголовно-правовая охрана природы органами внутренних дел. М., 1974.
16. Сухарев Е.А., Горбуза А.Д. Традиционные представления о механизме преступного посягательства //
Проблемы совершенствования уголовного законодательства на современном этапе. Свердловск, 1985.
17. Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право современных зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии). М., 1997.
18. Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М., 1990.
19. Познышев С.В. Учебник уголовного права. Общая часть. М., 1923.
20. Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть Общая. К., 1891.
Просмотров: 3268 Комментариев: 0
Похожие статьи
  1. ЗАКОН ОБ ОБЪЕКТЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  2. СТАТУС В СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  3. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018