+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Декабрь, 2013
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 1, 2013
ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
Автор/авторы:
ШЕВЧЕНКО ВАСИЛИЙ ЮРЬЕВИЧ,
аспирант кафедры уголовного права и процесса
Московский институт экономики, политики и права
Контакты: Климентовский пер., д. 1, стр. 1, Москва, Россия, 115184
E-mail: anfas3@yandex.ru
УДК: 343.2
Аннотация: Рассматривается объект и предмет преступления, их соотношение исходя из содержания норм действующего законодательства России. В результате анализа структуры общественного отношения, сделан вывод, что предмет преступления не всегда имеет материальную природу, а значит, беспредметных преступлений не бывает. Преступление способно оказывать воздействие, как на материальные, так и нематериальные ценности.
Ключевые слова: беспредметные преступления, информация, общественные отношения, объект преступления, предмет общественного отношения, предмет преступления, структура
Дата публикации: 31.03.2013
Дата публикации на сайте: 15.03.2017
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Шевченко В.Ю. Объект и предмет преступления//Современная наука. № 1. 2013. С. 17-22.
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Актуальность исследуемой тематики проявляется в том, что предмет и объект преступления играют важную роль, как в законодательной, так и в правоприменительной практике.

Установление предмета и объекта преступления выявляет истинную направленность преступления. В связи, с чем исследуется объект и предмет преступления, их соотношения и различия в законодательстве.

Объект (позднелатинское objektum — предмет, от латинского objicio — бросаю вперед, противопоставляю) есть философская категория, характеризующая то, что противостоит субъекту в его предметно-практической или познавательной деятельности, на что она направлена.

Проблема объекта преступления имеет в уголовном праве чрезвычайно большое значение. Именно объект выражает характер общественной опасности деяния, посягающего на него, а размер ущерба объекту основной критерий определения степени общественной опасности деяния.

Объект преступления находит отражение в Особенной части кодифицированных уголовно-правовых актов: преступления в них могут группироваться по разделам и главам по признаку родового объекта преступления [1].

Объект преступления рассматривается в числе элементов состава преступления.

В зарубежном уголовном законодательстве, преимущественно использующем формальное определение преступления, объект преступления как самостоятельная категория редко выделяется, а для классификации уголовно-правовых норм при их кодификации используются другие критерии (вплоть до расположения их в алфавитном порядке) [9].

В некотором роде аналогичным категории «объект преступления» является используемая теоретиками реалистического направления англо-американской уголовно-правовой науки категория «уголовно-наказуемый вред», понимаемая как утрата общественных ценностей (жизнь, свобода, честь и деньги; общая безопасность; социальные, семейные и религиозные формирования; общая мораль; социальные ресурсы; общий прогресс; личная жизнь) в результате совершения преступления [8].

В России (середина XIX в.) учение об объекте преступления разрабатывалось в рамках нормативистского направления в уголовном праве. Нормативистская теория рассматривала преступление как нарушение формальной нормы права; соответственно этому объектом преступления в ней объявлялась сама уголовно-правовая норма [9].

Эта точка зрения позволила значительно продвинуть вперед учение об объекте от чистого нормативизма к сущности самого явления, поскольку норма права рассматривалась не сама по себе, а как норма в реальном правоотношении.

Тогда же, была предложена и другая теория, предполагавшая, что объектом преступления является некое субъективное право лица.

Так, В.Д. Спасович писал, что «преступление есть противозаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из необходимых условий общежития, при недостаточности других средств охранительных, ограждает ненарушимость его наказанием» [14].

Теория субъективного права, как и нормативистская были подвергнуты критике Н.С. Таганцевым, который отмечал в связи с этим, что «посягательство на субъективное право составляет не сущность, а только средство, путем которого виновный посягает на норму права, на которой покоится субъективное право… Право в субъективном смысле в свою очередь представляет отвлеченное понятие, как и норма, а потому само по себе, по общему правилу, не может быть непосредственным объектом преступного посягательства, пока оно не найдет выражения в конкретно существующем благе или интересе… Для преступного посягательства на такое право… необходимо посягательство на проявление этого права» [15].

После Октябрьской революции в советском уголовном праве утвердилась концепция, согласно которой объектом преступления являются охраняемые уголовным правом общественные отношения; данная позиция продолжает оставаться актуальной и фигурирует во многих современных учебных пособиях и научных изданиях [9].

Так, А.А. Пионтковский, один из разработчиков учения о преступлении в советском уголовном праве, считал, что объектом всякого преступления являются только, общественные отношения, причем не все, а только охраняемые аппаратом уголовно-правового принуждения. «Общественные отношения социалистического общества, — писал он, — являются общим объектом, на который в конечном счете посягает любое преступление, предусмотренное советским законодательством» [12].

Эта позиция была в последующем поддержана большинством авторов и стала общепризнанной как в теории, так и в практике уголовного права [11].

Жизнь людей в обществе существует в форме общественных отношений. И если говорить о структуре конкретного общественного отношения, то общественные отношения состоят из трех элементов: субъекты (участники, стороны общественного отношения); предмет (та вещь или благо, по поводу которой существуют отношения); а также социальная связь между участниками (содержание отношения) [17].

Предметом общественного отношения является все то, в связи, с чем возникает и существует такое отношение. В одном случае это могут быть материальные предметы — вещи, деньги, недвижимость и др., в другом — духовные ценности.

В качестве объекта преступления в рамках данной теории может рассматриваться система типовых, устойчивых общественных отношений определенного вида в целом, либо индивидуальная социальная связь, нарушенная конкретным преступлением [18].

Согласно данной теории, преступление может нарушать различные элементы общественных отношений, преступник может непосредственно воздействовать на:

  • их субъектов, применяя к ним физическое или психическое насилие;
  • предмет, по поводу которого возникают общественные отношения, или непосредственно;
  • взаимосвязь между участниками общественного отношения, препятствуя осуществлению какой-либо деятельности или уклоняясь от выполнения социальной обязанности [19].

Данная теория подвержена критике: так, профессор А.В. Наумов отмечает, что данная теория пригодна не для всех преступлений, которые предусмотрены уголовным законом: так, если определение объекта кражи с данных позиций является несложным (это общественные отношения собственности), то определение объекта, допустим, преступлений против жизни как неких общественных отношений является весьма проблематичным; следовательно, данная теория не является универсальной [10; 13].

Особенно это относится к преступлениям против личности, в первую очередь к убийству. Поэтому А.В. Наумов предлагает объектом преступления признавать те блага (интересы), на которые посягает преступное деяние и которые охраняются уголовным законом.

Объектом преступлений против жизни в рамках данной теории называются общественные отношения, охраняющие жизнь, однако А.А. Тер-Акопов по данному поводу писал следующее: «Признавать в качестве сущности убийства нарушение порядка отношений, охраняющих жизнь человека, — значит переставлять ценности с ног на голову: признавать основной социальной ценностью не человека, а общественные отношения, в которые он входит и которые существуют, собственно, ради него» [16].

По мнению А.А. Тер-Акопова, человек всегда должен признаваться в качестве самостоятельного объекта преступления; общественные отношения объектом преступления могут выступать только как правопорядок, установленный для обеспечения прав, свобод и интересов личности (собственность, государственная и общественная безопасность, управление, воинская служба и т.п.).

В числе других трактовок объекта, можно назвать, такую: объект преступления — «тот, против кого оно совершается, т.е. отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериальные ценности которых, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию, в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда» [20].

В изданных недавно пособиях по уголовному праву, подготовленных научными сотрудниками Института государства и права РАН, а также преподавателями Московского государственного университета предлагается вернуться к теории объекта преступления как правового блага, которая была разработана в конце XIX в. представителями классической и социологических школ уголовного права [10; 13; 9].

Однако, надо иметь в виду, что отказ от признания общественных отношений объектом преступления может привести к разрыву естественной связи уголовного права с другими отраслями права. Бланкетные диспозиции уголовно-правовых норм изначально предполагают урегулированность общественных отношений нормами иных отраслей права (например, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица или с организации — ст. 198, 199 УК РФ; неисполнение обязанностей налогового агента — ст. 199.1 УК РФ; нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта — ст. 263 УК РФ и др.). [14].

Перечень и содержание тех ценностей общества, которые охраняются уголовным законом, меняются с течением времени, в зависимости от действующих в конкретный исторический период социально-экономических условий. Н.С. Таганцев по этому поводу писал: «Сумма таких правоохраненных интересов, обрисовка каждого из них в отдельности, их взаимное отношение и т. п. изменяются в истории каждого народа сообразно с изменением условий государственной и общественной жизни, с развитием культуры» [9].

Такую эволюцию социальных ценностей можно проследить на примере советского, а позже российского уголовного права XX в., которое отражало происходившую в этот исторический период эволюцию социального строя.

Как объект преступления общественные отношения получили нормативное закрепление. Так, по Руководящим началам по уголовному праву РСФСР 1919 г. общим объектом преступлений назывался порядок общественных отношений «соответствующий интересам трудящихся масс».

В Уголовном кодексе 1996 г. произошла переоценка первостепенности объектов уголовно-правовой охраны.

Под общим объектом преступления принято считать всю совокупность общественных отношений, защищаемых и охраняемых уголовным законом. Это, как указывалось выше и в соответствии со ч. 1 ст. 2 Уголовного кодекса РФ, права и свободы человека и гражданина, закрепленные также в гл. 2 Конституции РФ, такие как: право на жизнь (ст. 20); право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22); право на участие в делах государства (ст. 32 Конституции РФ) и др, это, также собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества.

Таким образом, уголовное право регулирует общественные отношения, которые могут возникнуть в случае совершения преступлений,

Объектом преступления признаются общественные отношения, охраняемые уголовным законом, которым преступлением причиняется вред либо создается реальная угроза причинения вреда.

Следует признать, что данное определение объекта уголовно-правовой охраны, которое в случае посягательства на него может стать объектом преступления, является исключительно удачным по форме и правильным по содержанию.

Виды объектов по вертикали. Исходя из содержания ст. 2 Уголовного кодекса РФ и структуры его Особенной части можно прийти к выводу, что общественные отношения, охраняемые уголовным законом, весьма неоднородны. В связи с этим в науке уголовного права возникла необходимость систематизировать объекты преступления в зависимости от величины общественной значимости, т.е. по возможности представить структуру объекта преступления. С принятием нового Уголовного кодекса была введена принципиально новая его структура, так как деление Особенной части было произведено не только на главы, но и на разделы.

Основываясь на общефилософские категории общего, особого и единичного наука уголовного права подразделяет объекты преступления на общий, родовой, видовой и непосредственный объект преступления.

Виды объектов по горизонтали. Непосредственный объект может быть: основной, дополнительный, факультативный.

Предмет преступления. Предмет преступления не всегда является выражением объекта преступления. Таков он тогда, когда совпадает с предметом охраняемого общественного отношения. Например, объектом преступлений против собственности являются отношения собственности, которые складываются по поводу правомочий владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. В данном случае имущество будет и предметом отношений собственности, и предметом преступлений против собственности, например хищений, поскольку, именно воздействуя на имущество (изымая его и обращая в свою пользу), виновный наносит вред собственнику.

Однако в ряде случаев предмет преступления не является элементом объекта преступления, так как он не выступает предметом охраняемого законом общественного отношения. Например, при фальшивомонетничестве (ст. 186 УК) предметом преступления являются поддельные (фальшивые) деньги или ценные бумаги, тогда как предметом охраняемых законом отношений в сфере финансовой деятельности государства являются подлинные деньги и ценные бумаги. Поэтому предмет преступления является самостоятельным факультативным признаком состава преступления.

В русском дореволюционном уголовном праве понятия «предмет преступления» и «объект преступления» часто употреблялись как синонимы. В современной теории уголовного права понятия объект и предмет преступления имеют различное содержание.

Объект преступления — это общественные отношения, которым преступлением причиняется вред. В этом смысле объект преступления — один из четырех элементов состава преступления.

В рамках этого элемента имеются три признака — обязательный, т.е. сам объект, и факультативные, т.е. предмет преступления и потерпевший. Факультативными признаками предмет преступления и потерпевший являются потому, что они указаны в законе не во всех составах преступления, а только в некоторых.

Предмет преступления — это вещь, элемент материального мира, на который осуществляется воздействие в ходе совершения преступления. Например, предметом хищения является само похищенное имущество, предметом взяточничества — полученные должностным лицом деньги, предметом контрабанды — перемещаемые через границу товары. Признак предмета преступления в составе преступления является факультативным [10; 13].

Можно, согласиться с позицией, что чаще всего, предмет преступления имеет материальную природу. Например, предмет в преступлениях против собственности (имущество), во многих преступлениях против порядка управления (официальные документы, печати, государственные награды), в экологических и транспортных преступлениях (животные, деревья и кустарники, лианы, транспортные средства, пути сообщения, магистральные трубопроводы) и т.п.

Однако в ряде случаев предмет преступления не имеет такой физической природы. Например, разглашая сведения, составляющие государственную тайну (ст. 283 УК), виновный может не воздействовать непосредственно на какую-либо вещь материального мира, а просто предавать соответствующие сведения огласке.

Таким образом, в преступлениях, связанных с незаконными действиями в отношении информации, предмет преступления может быть представлен в виде интеллектуальной ценности.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» информацией являются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления.

Значит, информация может иметь и не овеществленную форму. Предметом этих преступлений является не только документированная информация (документ), т.е. сведения, зафиксированные на материальном носителе, в котором информация находит свое отражение в виде символов, образов, сигналов, полей и т.д., но и любая иная. Следовательно, понимание предмета преступления более широкое.

Объект преступления необходимо отличать от предмета преступления.

Соотношение объекта преступления и его предмета иллюстрирует следующий пример. При краже непосредственным объектом являются отношения собственности, а предметом — носильные вещи, радиотовары, автомобиль и т.д.

Предмету, в отличие от объекта, не всегда причиняется вред, например, автомобиль при угоне может и не потерять своих свойств, в то время как возможность использования его собственником утрачивается.

Предмет преступления иногда выступает в качестве обстоятельства, изменяющего основной состав на его квалифицированный вид [16]. Например, при краже личного имущества граждан применяется ст. 158 УК РФ, а если предметом хищения выступит огнестрельное оружие, то деяние следует квалифицировать по ст. 226 УК РФ.

Предмет преступления имеет значение для квалификации содеянного, в частности при оценке преступного последствия. Так, при хищениях им выступает стоимость предмета преступления в денежном выражении; по этому же признаку выделены виды хищений.

Критерием отнесения деяния к уголовно наказуемым также может являться предмет, на который осуществлено посягательство, например при уничтожении или повреждении имущества по неосторожности (ст. 168 УК РФ) уголовная ответственность наступает, только если ущерб был причинен в крупном размере, а именно 500 минимальных размеров оплаты труда, в противном случае речь пойдет о деликтном обязательстве.

Предмет преступления, когда он имеет материальную природу, нужно отличать от орудий и средств совершения преступного деяния.

Один и тот же предмет материального мира может в одном случае быть предметом преступления, а в другом — средством или орудием его совершения. Например, комплект множительной техники может быть предметом хищения при противоправном и безвозмездном изъятии его из магазина, но может быть и средством фальшивомонетничества. Карабин может быть предметом преступления, предусмотренного ст. 226 УК, но и орудием убийства [20].

Человек — это фактически предмет преступления, однако, имея в виду этичность употребления в отношении человека термина «предмет», в данном случае говорим о потерпевшем.

Признаки такого человека могут иметь уголовно-правовое значение, сходное со значением признаков предмета (например, при квалификации половых преступлений, преступлений против жизни и здоровья, а также при назначении наказания за совершенное преступление). Однако в таком случае обычно используется понятие «потерпевший», а не «предмет преступления» [10; 13].

Установление предмета и объекта преступления в значительной степени помогает выявить истинную направленность преступления. Значение признаков предмета преступления заключается в его использовании для разграничения преступного и непреступного поведения, а также смежных составов преступлений [20].

В заключение необходимо отметить, во-первых, что не все преступления содержат предмет. Беспредметные составы преступления, когда преступное посягательство направлено на не материальные блага, например, ст. 240 УК РФ «Вовлечение в занятие проституцией».

Во-вторых, при определении предмета преступления наибольшую сложность вызывает вопрос о том, на что именно преступление способно оказывать воздействие: только на материальные ценности либо как на материальные, так и на духовные.

Отличительным для первого из встречающихся в литературе вариантов решения данного вопроса служит то, что в предмете преступления предлагается видеть лишь элементы общественного отношения, которые носят материальный характер (вещи, участники отношений). Исключая способность преступления оказывать воздействие на нематериальное (действия, процессы, идеи и т. п.), приверженцы этой точки зрения считают обоснованным говорить о существовании «беспредметных» преступлений, к которым относят в основном посягательства, совершаемые в пассивной форме (путем бездействия).

При втором варианте решения вопроса в качестве предмета преступления признается любой элемент общественного отношения, вне зависимости от того, является ли он материальным или нет: если в процессе посягательства оказывается воздействие на участника общественного отношения, то он — участник — и является предметом преступления; когда преступник непосредственно воздействует на вещь (например, при краже), то предметом преступления выступает эта вещь; и, наконец, при нарушении общественного отношения путем видоизменения действий его участников (например, при преступном бездействии) предметом признается деятельность самого виновного. Поскольку, с точки зрения сторонников такого подхода, посягнуть на общественное отношение без воздействия на какой-либо из его элементов невозможно, то на этом основании делается вывод об отсутствии так называемых «беспредметных» преступлений [10; 13].

Однако, структуру конкретного общественного отношения представляют следующие элементы:

а) две или более сторон (субъекты отношение);

б) поведение сторон;

в) предмет, по поводу которого имеет место такое поведение.

Предметом общественного отношения является все то, в связи, с чем возникает и существует такое отношение. Беспредметных отношений не бывает. Если не может быть беспредметных отношений, то не может быть и беспредметных преступлений, как составной части преступного отношения. Значит, преступление способно оказывать воздействие и на материальные и нематериальные ценности. А утверждения о том, что предмет преступления это предметы материального мира вызвано тем, что материальные предметы общественных отношений играют, при совершении преступления, несоизмеримо более важную роль, нежели нематериальные.

Таким образом, объект преступления — это те охраняемые уголовным законом общественные отношения, на которые посягает общественно опасное и уголовно наказуемое деяние; предмет общественного отношения — это то, по поводу чего складываются общественные отношения; предмет преступления — это составная часть охраняемых общественных отношений; Поскольку беспредметных преступлений не бывает, то предмет преступления — это предмет материального мира или интеллектуальная ценность, на которые оказывается воздействие при совершении преступления и причиняется вред общественному отношению как объекту преступления.

 

Литература
1. Конституция РФ. М., 1993.
2. Уголовный кодекс РФ. СПб., 1996.
3. Уголовный кодекс РСФСР с официальными постатейными комментариями. В 2 т. СПб., 1994.
4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. М., 2005.
5. Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»
6. Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в уголовном праве. М., 1963.
7. Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М., 1980.
8. Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право современных зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии). М., 1997.
9. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 2002.
10. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996.
11. Никифоров Б.С. Объект преступления. М., 1960.
12. Пионтковский А.А. Уголовное право РСФСР. Часть Общая. М., 1925.
13. Российское уголовное право: Учебник. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 1997.
14. Спасович В.Д. Учебник уголовного права. Часть Общая. СПб., 1863.
15. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. В 2 т. Т. 1. М., 1994.
16. Тер-Акопов А.А. Ответственность за нарушение специальных правил поведения. М., 1995.
17. Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева, А.В. Наумова. М., 2006.
18. Уголовное право России: Практический курс / Под общ. ред. А.И. Бастрыкина; под науч. ред. А.В. Наумова. М., 2007.
19. Уголовное право Российской Федерации: Учебник. Практикум. Общая часть / Под ред. А.С. Михлина. М., 2004.
20. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Отв. ред. И.Я. Козаченко и 3.А. Незнамова. М., 1997.
Просмотров: 1706 Комментариев: 0
Похожие статьи
  1. ЗАКОН ОБ ОБЪЕКТЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  2. АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОБЪЕКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  3. ОБЪЕКТ И ПРИЧИНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018