+7(495)506-57-36, +7(968)575-10-99
sovnauka@mail.ru
Опубликовать статью
Контакты
ISSN 2079-4401
Учредитель:
ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Статей на сайте: 429
Главная
О журнале
О нас
Учредитель
Редакционная коллегия
Политика журнала
Этика научных публикаций
Порядок рецензирования статей
Авторам
Правила и порядок публикации
Правила оформления статей
Правила оформления аннотаций
Правила оформления библиографического списка
Требования к структуре статьи
Права на произведениеЗадать вопрос авторуКонтакты
ЖУРНАЛ
Ноябрь, 2012
2017: 1
2016: 1, 2, 3, 4
2015: 1, 2, 3, 4
2014: 1, 2, 3, 4
2013: 1
2012: 1
2011: 1, 2, 3, 4
2010: 1, 2, 3
ИНДЕКСИРУЕТСЯ
Российский индекс научного цитирования
Google scholar
КиберЛенинка
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
№ 1, 2012
ПРЕСТУПНОСТЬ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РЕГИОНА
Автор/авторы:
СЕРЕБРЯКОВ ДМИТРИЙ ВЯЧЕСЛАВОВИЧ,
научный сотрудник НОЦ «Прикладная математика»
Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН
Контакты: пл. Миусская, д. 4, Москва, Россия, 125047
E-mail: dmiserebryakov@yandex.ru
УДК: 343.92
Аннотация: Предлагается качественная модель, устанавливающая связь между описательной, сложноформализуемой для числового представления характеристикой социума — напряженность — в пределах определенного региона и динамикой измеряемых числовых величин — достаточно достоверно устанавливаемых количествах самоубийств и убийств
Ключевые слова: динамика преступлений, качественная модель, напряженность, самоубийство, социум, убийство
Дата публикации: 31.12.2012
Дата публикации на сайте: 24.03.2017
PDF версия статьи: Скачать PDF
РИНЦ: Перейти на страницу статьи в РИНЦ
Библиографическая ссылка на статью: Серебряков Д.В. Преступность и социально-экономическая характеристика региона//Современная наука. № 1. 2012. С. 10-13
Права на произведение:

Лицензия Creative Commons
Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная

Проведя в работах [1—3] значительные исследования данных по всей совокупности преступлений и происшествий в отдельном городе, была поставлена задача выделить те виды преступлений, информация о которых позволяла бы судить о состоянии социума в исследуемом регионе. Здравый смысл подсказывает, что в первую очередь следует обратить внимание на происшествия, связанные со смертью человека, в особенности, — убийство и самоубийство. Связь этих явлений и состоянием общества рассматривается в [4; 5]. Более детально это изложено в работе [4, с. 37—49], где показатели числа убийств и самоубийств предлагается использовать для территориальной дифференциации культур с противоположными ценностными ориентациями, проявляющимися в способе разрешения острых конфликтных ситуаций.

Приведем основные положения из [4, с. 37—49]. В качестве дифференцирующего показателя регионов было предложено отношение числа самоубийств к числу убийств — R. Автор указывает на обнаруженные дихотомии «развитые — развивающиеся страны» и «запад — восток», которые проявляются как в мировом масштабе, так и в пределах одного государства (рассматривались данные по республикам СССР).

Регион, относящийся к первому элементу любой пары, характеризуется высокими значениями R (R>>1, при  регион относят к первой группе), в то время как для другой стороны свойственны низкие значения этого показателя (R<1), однако определение высокие — низкие в каждом из двух случаев имеет свои особенности. Культуру, которой свойственны высокие значения R, называют «суицидальной», а низкие — «насильственной».

Рассмотрим несколько подробнее выявленные закономерности и исключения, а также факты, служащие объяснением этого. Исключениями из правила образования «суицидальной» группы в экономически развитых странах являются СССР и США, что объясняют наличием широких групп населения, которые в нашей терминологии обозначаются как «насильственные». В США к таким группам относятся мексиканцы и негры, в СССР — жители азиатских и закавказских республик, что можно рассматривать как подтверждение существования дихотомии «запад — восток» и «европейские — азиатские страны». Фактором, способствующим повышению уровня самоубийств среди регионов со средним экономическим развитием, является языковая изолированность населения; примерами служат Венгрия, Финляндия и Удмуртия (угро-финская группа языков).

Все запредельно высокие значения R «являются несомненным, достоверным индикатором распада старых социально-экономических режимов и систем» [4, с. 37—49].

Опираясь на приведенные выше идеи, можно выдвинуть несколько гипотез, устанавливающих связь обнаруженных особенностей поведения числа убийств и самоубийств и социально-экономического положения региона. В качестве иллюстрации воспользуемся еженедельными данными дежурных частей милиции города Ярославль с февраля 1993 г. по июнь 2001 г. [1; 2, с. 221—230].

Рис. 1а. Число убийств (черная линия, левая вертикальная ось) и самоубийств (серая линия, правая вертикальная ось) за 25 недель с шагом 1 неделя

 

Одной из характерной черт совместной динамики числа убийств и самоубийств, которую легко заметить (рис. 1а, 1б), является их «противофазность», соблюдаемая на большей части периода наблюдения.

Также обращает на себя внимание тот факт, что наибольшее число самоубийств приходится на 1995—1996 гг., ощутимое уменьшение которого наблюдается в 1997—1998 гг. В те же самые периоды времени убийства ведут себя обратным образом. Такая картина — максимум самоубийств при минимуме убийств и наоборот — довольно характерна и наблюдается на примерах регионов значительно большего масштаба — государств [4]. Высокие значения числа самоубийств и низкие для убийств свойственны периодам стабильной, малоизменчивой ситуации в регионе. Обратное же характерно времени резких, быстрых изменений, происходящих в обществе, или столь же значимым внешним воздействиям на него.

Рис. 1б. Суммы числа убийств (черная кривая, левая вертикальная ось) и самоубийств (серая кривая, правая вертикальная ось) за 4 недели с шагом 1 неделя

 

Для рассматриваемого нами города фактическое объяснение может быть таковым. 1996—1997 гг. — время процветания и укрепления ельцинского режима, не предвещающего никаких новых существенных событий, только укоренение освоенных методов. То же применимо к объяснению высокого уровня самоубийств в 1995 г., однако существенное его падение между 1995—1996 гг. могло быть вызвано ожиданием выборов президента, на которых, за год и даже за полгода до них, Ельцина ждал провал, а как следствие — изменения в жизни страны. Падение числа самоубийств и рост убийств в 1998—1999 гг. вызваны экономическим кризисом в стране и пошатнувшимся положением тогдашнего руководства, вынужденного пойти на изменения в своем составе и как следствие — недолговременная, но заметная смена курса.

Приведенные события, ввиду своей значимости, могут объяснить поведение исследуемых величин на больших характерных временах, таких как полгода — год. Однако они не объяснят более частых изменений, таких как представлены на рис. 1б — здесь надо искать события не в масштабах страны, а регионального, местного, уровня. Показательны в этом смысле картины поведения показателя R (рис. 2а, 2б).

Рис. 2а. Показатель R, где числа убийств и самоубийств просуммированы за 25 недель

 

Рис. 2б. Показатель R, где числа убийств и самоубийств просуммированы за 4 недели

 

Поведение R при полугодовом осреднении (рис. 2а) качественно достаточно хорошо повторяет поведение числа самоубийств, в то время как при ежемесячных измерениях (рис. 2б) этого показателя обнаруживаются пять существенных выбросов значений R. Эти выбросы соответствуют моментам наибольшего расхождения самоубийств (их число возрастает) и убийств (их число уменьшается). Попытаемся дать объяснение такому поведению исследуемых величин.

В обоих случаях наблюдается противофазность изменения убийств и самоубийств, т.е. одним и тем же промежуткам времени соответствует уменьшение первых и увеличение вторых (или наоборот). Из этого сделаем следующее предположение. Одно и то же событие в данный момент времени имеет противоположное влияние на конфликтную и суицидальную группы населения. В конфликтной группе спадает напряженность и как следствие — уменьшение числа убийств; в суицидальной группе напряженность возрастает и как следствие — рост числа самоубийств.

Исходным положением в последующих рассуждениях будет принадлежность человека к конфликтной или суицидальной группе (без объяснения этой принадлежности). С течением времени и при отсутствии сбивающих событий напряженность возрастает (при некотором значении напряженности происходит убийство или самоубийство). Сбивающим событием назовем значимое для человека событие, лежащее в пределах видимости этим человеком временной оси (горизонт прогноза). При наличии сбивающего события напряженность может как замедлить свой рост, так и начать снижение.

При достижении значимого события уровень напряженности и уровень значимости событий претерпевает следующие изменения для человека из:

- суицидальной группы они не могут уменьшиться;

- конфликтной группы они не могут увеличиться.

При повышении уровня значимости событий, ранее значимое событие не будет таковым в будущем и не будет сбивающим. Если, к тому же, уровень напряженности достаточно высок, то при отсутствии сбивающего события в ближайшее время, произойдет самоубийство.

В конфликтной группе наравне с ростом напряженности со временем повышается и уровень значимости событий, и если на достаточном временном промежутке отсутствует сбивающее событие, то напряженность достигает наибольшего значения.

Важным здесь также является видимая человеком часть временной оси — аналог горизонта прогноза для отдельного человека — именно в пределах видимого (прогнозируемого) промежутка времени значимое событие будет сбивающим. Человек из суицидальной группы стремится найти сбивающее событие — увеличить насколько возможно горизонт прогноза. Значимое событие в поле его видимости является неким маяком, света которого он держится. Однако, достигнув маяка, горизонт видимости резко сокращается — наступает период наибольшего благоприятствования достижения максимальной напряженности. У человека из конфликтной группы горизонт прогноза при отсутствии сбивающих событий сокращается, значит, с течением времени становится все сложнее подобрать сбивающее событие: рост напряженности, рост уровня значимости событий, уменьшение горизонта видимости.

Объясним в рамках этой модели описанные выше закономерности поведения числа убийств и самоубийств. При стабильной ситуации в регионе, горизонт прогноза в обеих группах достаточно велик — утром на работу, вечером с работы, выходные, получение зарплаты строго по графику, раз в год — планируемый отпуск, в течение года — разнообразные мероприятия регионального уровня, раз в несколько лет — выборы в государственные органы власти. Однако восприятие этих событий различно. В суицидальной группе, видя все эти события много вперед, повышается уровень значимости событий, и через какое-то время они перестают быть сбивающими — препятствовать росту напряженности. В конфликтной, напротив, строгая последовательность событий расширяет горизонт прогноза, а сами события не перестают быть сбивающими, и тем самым препятствуют росту напряженности.

Важно подчеркнуть такое отличие стабильной ситуации от нестабильной как вероятность появления непрогнозируемых сбивающих событий, которая мала в первом и велика во втором случае. Такое событие или предположение человека о том, что что-нибудь в скором времени произойдет, является сбивающим событием и компенсирует малый горизонт прогноза в суицидальных группах при нестабильной ситуации. Малое же поле видимости временной оси при нестабильной ситуации в регионе способствует росту напряженности и уровня значимости событий в конфликтной группе.

Выбросы на рис. 2б должны соответствовать неким сбивающим событиям, так как вблизи них наблюдается рост самоубийств и снижение убийств. Скорее всего, сами эти события были непредсказуемы, так как в картине поведения на бóльших характерных временах они создают заметный выброс, но не определяют тенденцию в своей окрестности. Фактически, для изучаемого города, таковыми могли быть моменты выплаты заработной платы на больших предприятиях, что в период 1995—1997 гг. происходило нерегулярно.

Подтверждение выдвинутой гипотезы поведения числа убийств и самоубийств, либо создание новой, что крайне необходимо, должно основываться на сопоставлении сведений по разнообразным регионам и государствам, на комплексном изучении жизни города, области, страны.

Литература
1. Серебряков Д.В., Кузнецов И.В., Родкин М.В., Урядов О.Б. Прогноз скачков тяжких преступлений на основе иерархичности режима преступности // Препринт Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН. 2005. № 12.
2. Serebryakov D.V., Kuznetsov I.V., Rodkin M.V. Hierarchical approach to dynamics of criminality. Proceedings of European Symposium on Time Series Prediction, ESTSP’07, Espoo, Finland.
3. Serebryakov D.V., Kuznetsov I.V. Homicide Flash-up Prediction Algorithm Studying. Proceedings of European Symposium on Time Series Prediction, ESTSP’08, 17-18-19 September 2008, Porvoo, Finland.
4. Кулапина Т.И. Анализ отклоняющегося поведения для территориальной дифференциации культур // Известия РАН. 1994. № 2.
5. Лунеев В.В. Преступность ХХ века: мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005.
Просмотров: 144 Комментариев: 0
Похожие статьи
  1. ВЕТХИЙ ЗАВЕТ И ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
  2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ «СУБЪЕКТ ПРАВА» В КОНТЕКСТЕ ОСНОВНЫХ ТИПОВ ПРАВОПОНИМАНИЯ
  3. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ХУЛИГАНСТВА
Комментарии
Комментариев пока нет.

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться под своими логином и паролем (можно войти, используя Ваш аккаунт в социальной сети, если такая социальная сеть поддерживается нашим сайтом).

Поиск по авторам
Поиск по статьям
ISSN 2079-4401
Учредитель: ООО «Законные решения»
Адрес редакции: 123242, Москва, ул. Большая Грузинская, д. 14.
Если не указано иное, материалы сайта доступны по лицензии: Creative Commons Attribution 4.0 International
Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-39293 от 30.03.2010 г.; журнал перерегистрирован: свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ No ФС77-70764 от 21.08.2017 г.
© Журнал «Современная наука», 2010-2018